Вопросы 
психологии   Все публикации журнала за 1980 – 1999 гг.
 Архив.Компакт-диски. Сборники статей.
 Психологический словарь

English  
новости   научная жизнь   анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

 

Монизм Спинозы как основа материалистического решения психофизиологической проблемы

Чуприкова Н.И.

Статья является откликом на публикацию А.Г. Асмолова с соавторами («Вопросы психологии», 2016, № 2).
Обосновывается несостоятельность редукционистской теории тождества психики и деятельности мозга и всех вариантов параллестической трактовки отношения между ними. Обсуждается фактическая и логическая несостоятельность теории тождества психики и деятельности мозга. Эксплицированы логические тупики параллестического решения психофизической проблемы. Делается вывод о справедливости мнения Ф. Крика и Т. Нагеля, что неспособность логически ясно раскрыть связь между психикой и деятельностью мозга требует кардинального пересмотра и изменения содержания используемых здесь понятий.
Обосновывается сложившееся в отечественной психологии понимание психики как отражения действительности, необходимого для регуляции поведения деятельности. Аргументируется отказ от механико-физикалистской трактовки деятельности мозга, так как она должна рассматриваться как отражательная по своей природе, задачам и функции.
Развивается взгляд, что отражательные процессы деятельности мозга имеют двойственную материально-идеальную природу. Они материальны, так как от начала до конца протяженны и вещественны. Они идеальны по своему содержанию, так как воплощают в себе вне них существующую действительность. В этом их качественное отличие от всех других материальных процессов в теле животных и человека.
Приводятся аргументы в пользу адекватности монистической теории Спинозы, согласно которой душа и тело представляют собой одну и ту же «вещь», представленную в одном случае под атрибутом протяжения, а в другом – под атрибутом мышления. В свете теории отражения и принципа дополнительности обсуждается правомерность и необходимость равноправного использования для описания единых психофизиологических (психофизикохимических) процессов двух разных языков – языка психологии и языка физиологии мозга.
Рассматривается гипотеза о существовании качественно различных процессов нервного возбуждения. Обсуждается необходимость различения общего родового понятия «психика» (mind) и более узкого видового понятия «сознание» (consciousness), рассматриваются современные представления о физиологических механизмах сознания.

Ключевые слова: психика, истоки и развитие психики, сознание, теория отражения, монизм Спинозы, материально-идеальная природа психофизиологических процессов, принцип дополнительности.

 

Речевая коммуникация и предметная деятельность: взаимосвязь и взаимозависимость

Нечаев Н.Н., Резницкая Г.И.

Рассмотрена проблема взаимоотношений между речевой коммуникацией и предметной деятельностью. В качестве методологической основы этих взаимоотношений рассматриваются марксистские положения о месте индивида в системе общественный отношений, о деятельности как общественной практике, о языке как «практическом сознании», а также идеи Л.С. Выготского и психологов его школы о взаимосвязи речи и мышления. Показано основополагающее значение отечественных психолингвистических исследований, базирующихся на деятельностном подходе (А.А. Леонтьев), для выявления отношений предметной деятельности и общения.
Предметная деятельность трактуется авторами как совместная деятельность, направленная на преобразование объекта, результаты которой – это система представлений, разделяемых ее участниками. Прослеживаются роль и основные задачи речевой коммуникации, связанные с организацией деятельности субъектов и развитием системы отношений, возникающих в совместной деятельности. С этих позиций проанализированы известные модели коммуникации: информационная и интеракционная, показана их ограниченность.
Предлагается концепция «двойственности» совместной деятельности, предполагающая различение ее предметного и коммуникативного аспектов. Показано, что в системе совместной деятельности в зависимости от ее мотивов доминируют либо предметные, либо коммуникативные задачи, что и обеспечивает взаимосвязь и взаимозависимость речевой коммуникации и предметной деятельности.
В конкретном плане данный подход рассмотрен на уровне речевого действия (высказывания) как основной единицы речевой коммуникации. Проанализированы статус речевого действия и условия его реализации в ситуации межкультурного общения.
Особое внимание уделено понятию языкового сознания (П.Я. Гальперин) и его уточнению в свете предлагаемой концепции «двойственности» совместной деятельности, обосновывается преимущество использования понятия «коммуникативное» сознание. Авторы рассматривают специфику коммуникативного сознания, опирающегося на обыденное сознание социального индивида, указывая на то, что оно связано с другими формами общественного сознания (научное и др.), тем самым определяя использование соответствующих языковых средств коммуникации в контексте становления речевого действия.
Раскрыта ведущая роль коммуникативного сознания как психологического механизма, обеспечивающего «предметно-практическую» ориентировку индивида в ходе речевой деятельности. Подчеркивается необходимость раскрытия особенностей «иноязычного» коммуникативного сознания как основы освоения иностранного языка в условиях межкультурной коммуникации – необходимость «переосознания» условий коммуникативного акта как предпосылка осознанного выбора адекватных речевых форм.
Приведены материалы экспериментов, раскрывающих возможности использования подхода авторов к изучению студентами формальных структур иностранного языка как средства межкультурной коммуникации.

Ключевые слова: предметная деятельность, речевая коммуникация, двойственность совместной деятельности, коммуникативное сознание, речевое действие, языковые средства коммуникации, ориентировка, переосознание.

 

Психологические воззрения М. Фуко и его вклад в социогуманитарную методологию (К 90-летию со дня рождения М. Фуко)

Гусельцева М.С.

Обсуждаются психологические воззрения М. Фуко, сконцентрированные преимущественно в его ранних работах 1950-х гг. Критике позитивистских устремлений психологической науки он посвятил «Очерк о столетии истории психологии с 1850 по 1950 гг.». М. Фуко предложил антропологический проект развития психологии, включающий психологию смысла, которая интегрирует идеи З. Фрейда, Э. Гуссерля, Л. Бинсвангера, дающие обоснование новой герменевтической методологии. Анализируя эволюцию социогуманитарного познания, М. Фуко пришел к выводу, что в психологии недостает главного – метода изучения субъективности человека, метода, для выработки которого необходимо постичь не только человеческую природу, но и эволюцию представлений о ней в истории.
В статье прослеживаются основные вехи интеллектуальной биографии М. Фуко, особенности его научного стиля, разработка методологических стратегий: археология знаний о человеке, генеалогия власти, проблематизация современности, конструирование форм субъективности и способы реконструкции эволюции социогуманитарного знания. Показана близость стилистики М. Фуко и постнеклассической эпистемологии. Археология и генеалогия знания как потоки, свободно курсирующие между философскими и эмпирическими уровнями исследования и тем самым преодолевающие пресловутые методологические разрывы, отвечают новой модели текучести познания.

Ключевые слова: методология, история психологии, археология и генеалогия знания, социогуманитарное познание, интеллектуальная биография М. Фуко.

 

Нравственное состояние современного российского общества: эмпирические оценки

Юревич А.В.

Рассматриваются результаты эмпирических исследований нравственного состояния современного российского общества, выполненных психологами и социологами. Особое внимание уделяется нравственному состоянию современной российской молодежи как будущего нашей страны. Рассмотренные исследования, в том числе выполненное автором статьи, демонстрируют негативное состояние морали и нравственности в современной России. Исследователи подчеркивают, что для сегодняшней российской действительности характерны снижение культурного уровня, моральная деградация и криминализация общества, размытость ценностей и социальных норм. Это проявляется в разных областях. В частности, наблюдается повышение напряженности в семейных отношениях, ухудшение взаимоотношений между поколениями, разрыв семейных связей, дефицит эмоциональной близости в семье, нарастание взаимного равнодушия, рост конфликтогенности и криминогенности семейной среды. Падение общественной морали коснулось отношения к полу и отношений между полами, что приводит к нарушениям здоровья – психологического, психического и физического. Исследования выявили также существенное падение престижа нравственности и ответственности в системе ценностей россиян, особенно чиновников, предпринимателей, представителей социономических профессий. Показано, что негативное изменение социально-экономических условий, в том числе кризисное, приводит к снижению значимости таких нравственных ценностей, как честность и терпимость, в сознании россиян. Наблюдается и радикализация безнравственности – нарушение нравственных норм все более радикальными способами и, что, возможно, еще хуже, привыкание населения к этим нарушениям. Вместе с тем наблюдаются и отдельные позитивные тенденции, например, рост уровня патриотизма. Происходящее в данной сфере в нашей стране соотносится с международными тенденциями, состоящими, в частности, в снижении уровня доверия людей друг к другу в США и Англии. Проанализированные тенденции, по мнению автора, не дают оснований для оптимизма. Вместе с тем их дает растущая озабоченность нашего общества по поводу его нравственного состояния.

Ключевые слова: мораль, нравственность, современное российское общество, нравственное состояние, молодежь, международные тенденции.

 

Социальная тревога в подростковом и юношеском возрасте в контексте психологической безопасности

Сагалакова О.А., Труевцев Д.В., Стоянова И.Я., Терехина О.В., Шухлова Ю.А.

Исследовались проявления социальной тревоги в контексте психологической безопасности у 408 учащихся обоего пола в возрасте 16–19 лет, проживающих в Алтайском крае. Рассматривались показатели страха оценивания, психологического благополучия и жизнестойкости, определялась возрастная динамика и взаимосвязь этих характеристик. Использовались методики, направленные на оценку субъективной психологической безопасности, общей тревожности, социальной тревоги и паттернов реагирования в ситуациях оценивания, гелотофобии (психическое расстройство невротического спектра по типу социофобии, связанное с боязнью перед насмешками со стороны других людей) доминирующих копинг-стратегий и суицидального риска. В результате получены комплексные паттерны эмоционально-когнитивного и поведенческого реагирования молодых людей в ситуациях оценивания с учетом возрастного диапазона. Установлено, что блокирование наиболее доступного и действенного способа совладания с трудными жизненными ситуациями у юношей приводит к длительным переживаниям психологической небезопасности, незащищенности. При выраженных социальных потребностях у юношей и девушек социальная тревога, страх публичного осмеяния провоцирует избегание участия в общественных мероприятиях, что усиливает реакции тревоги и страха. Установлено, что избыточная социальная тревога в ситуациях выражения чувств и собственного мнения более выражена в 16 и 17 лет, чем в 18 и 19. В 17 лет отмечается наиболее низкая способность к совладанию со стрессом. Наличие положительной взаимосвязи между этим феноменом и субъективно сниженной психологической безопасностью свидетельствует о значительной психологической уязвимости молодых людей с высокой вероятностью импульсивного реагирования в форме аутоагрессии, антивитальной настроенности, парасуицидального или суицидального поведения. Использование конструктивных копинг-стратегий и обратной связи формируется у молодежи к 19 годам.

Ключевые слова: социальная тревога, страх оценивания, психологическая безопасность, жизнестойкость, подростковый и юношеский возраст.

 

Связь гражданской идентичности с социокультурным ресурсом среды и умственным развитием

Акимова М.К., Горбачева Е.И., Рожкова А.В., С.В. Ярошевская, Сысоева Т.А.

Цель исследования – выявить связи выраженности гражданской идентичности как надгосударственной характеристики принятия ценностей гражданского общества с уровнем умственного развития. В качестве ключевых ценностей, входящих в структуру гражданской идентичности рассматриваются права человека: на справедливый суд и честные выборы, равноправие и соблюдение прав как большинства, так и меньшинства, а также внутренняя свобода и личное достоинство, признание ценности человеческой жизни, уважение права и законности и т.д. В ряде зарубежных работ (в основном проведенных в США) были выявлены позитивные связи уровня интеллекта с принятием либеральных ценностей (более либеральные установки) и негативные – с консервативным мировоззрением и высокой религиозностью. В то же время в отечественной психологии подобного рода работы практически не проводились. Мы предполагаем, что существует положительная связь между гражданской идентичностью и уровнем умственного развития. Такая связь может объясняться тем, что, сталкиваясь со сложными моральными, политическими и социальными ситуациями, люди с более высоким умственным развитием могут сформировать более индивидуальный, аналитичный и обоснованный подход к их интерпретации и разрешению. В данном исследовании приняло участие 322 испытуемых (получающих первое или второе высшее образование в Москве и Калуге). Для измерения гражданской идентичности использовалась специально разработанная проективная методика; умственное развитие измерялось при помощи теста умственного развития взрослых (ТУРВ). Выявлены корреляции общего балла по тесту с общим баллом по методике «Гражданская идентичность», а также с такими ее шкалами, как «Отношение к правам сексуальных меньшинств», «Отношение к либеральным ценностям», «Отношение к правам лиц с ограниченными возможностями». Кроме того обнаружены различия по параметрам гражданской идентичности у студентов, получающих первое высшее образование в разных вузах, что может объясняться различиями в социокультурном потенциале этих учебных заведений.

гражданская идентичность, интеллект, умственное развитие, социо­культурная среда.

Ключевые слова: психологическая типизация, Э. Кречмер, В.М. Шукшин.

 

Синтез науки и искусства (время в творчестве Л.С. Выготского и Б.М. Теплова)

Марцинковская Т.Д.

Раскрываются общие черты и отличительные особенности в содержании творчества двух ученых – Л.С. Выготского и Б.М. Теплова. Общее ощущение атмосферы эпохи на рубеже XIX–XX вв., увлеченность искусством отразились в сходном понимании ими роли культуры в развитии психики и личностном развитии. Важное сходство в позициях двух ученых связано с тем, что они обращаются к проблеме личности, социальной и духовной активности человека, который является и творцом, субъектом появления новой ситуации, и объектом происходящих изменений. Объединяло позиции Л.С. Выготского и Б.М. Теплова и то, что оба осознали необходимость перехода от чисто естественнонаучной психологии к новой науке с новой методологией. Общее проявилось и в том, что в личности они видели целостный сплав аффекта и интеллекта; это проявилось и в общем же исследовании проблемы переживаний, прежде всего эстетических.
Различия в содержании и направленности исследования двух ученых связаны с их оппонентными кругами, спецификой разных видов искусства (проза и поэзия, музыка и живопись) и подходом к изучению культуры как одной из ведущих детерминант становления личности. Эти принципиальные отличия привели к исследованию разных проблем: развития ребенка, роли знака, орудия в преодолении дефекта, с одной стороны, а с другой стороны к изучению индивидуальных различий, одаренности, отличий в восприятии искусства
Сензитивность Л.С. Выготского и Б.М. Теплова к атмосфере эпохи, их сознательный переход от переживания времени к его рефлексии, к анализу в своих исследованиях тех перемен, которые принесла новая эпоха, обусловливает значение их творчества для современной науки. Это значение связано с тем, что они доказали необходимость создания междисциплинарных концепций личности, объединяющих человека говорящего и слушающего, творящего и созерцающего творения других, активно строящего здание культуры и наслаждающегося построенным.

Ключевые слова: культура, искусство, психология, знак и символ, эстетические переживания.

 

От «Разума в обществе» Л.С. Выготского – к «Деятельному уму» А.А. Леонтьева: эссе о культурном герое

Асмолов А.Г.

Статья посвящена реконструкции полифонии сознания А.А. Леонтьева, который рассматривается автором в качестве одного из культурных героев отечественной психологической науки. Мотивационный анализ творческого наследия этого ученого выявляет преобладание смыслов над значениями, пристрастий и вкусов – над холодными логическими конструкциями. По психологической типологии жизненных устремлений это «человек-мост», установивший связи между культурно-деятельностной методологией познания, когнитивными науками и современными теориями коммуникации. А.А. Леонтьев привил многим поколениям исследователей вкусы к когнитивистике, семиотике, культурной антропологии, поэтике, теории коммуникаций. Обращаясь к различным областям познания, он выступал как мастер овладения неопределенностью и конструирования разного рода культурных практик, например, таких как практики развивающего вариативного образования, разработанные и в проекте смысловой педагогики «Школа 2100», создание системы овладения русским языком как иностранным или практика психолингвистический экспертизы. Его идеология познания как порождения разума реализована в разработке методологии анализа речевой деятельности в качестве порождающего потока интенциональных действий, а также общения как порождения речевых высказываний и производства новых смыслов. Универсальная конструктивистская генетическая методология познания А.А. Леонтьева проявилась в интерпретации категорий «деятельность» и «общение» в качестве процессов порождения образов мира, построения знаковых систем. На языке культурно-деятельностной философии «деятельность» и «общение» означают поток порождения, построения, конструирования разума, живого движения, сознания, личности. Смысл культурно-деятельностной методологии может быть раскрыт через метафору А.А. Леонтьева «деятельный ум», означающую здесь единую и неделимую природу материи и духа. Исследовательский стиль этого мыслителя также характеризуют готовность к восприятию сложного, открытость к постижению разнообразия мира как универсума. Культурно-деятельностной методологии школы Выготского–Леонтьева–Лурии и их учеников присуща телеологическая универсалистская логика мышления, которая в наши дни способна дать конструктивные ответы на вызовы разнообразия, неопределенности и сложности глобального мира.

Ключевые слова: А.А. Леонтьев, культурно-деятельностная методология, познание, «деятельный ум», общение, деятельность, разум, сознание, эволюция.

 

Лингвистика и педагогика здравого смысла: идеи, психологические основания, перспективы

Степанова М.А.

С позиций психолого-педагогической науки поднимается проблема содержания школьного обучения и, в частности, места лингвистических знаний в системе общеобразовательной подготовки. Предпринята попытка историко-педагогического анализа введения уроков лингвистики в школьное обучение: показано, что проблема, поставленная 80 лет назад советским лингвистом Л.П. Якубинским, не потеряла своей актуальности и в наше время. Обращение к работам А.А. Леонтьева – лингвиста, психолога, психолингвиста – дает возможность двустороннего анализа проблемы соотношения психологии и языкознания, и в частности, профессионального взгляда психолога на уроки лингвистики в школе.
Обсуждается современное состояние преподавания лингвистики в школе; с опорой на педагогику здравого смысла (автор – А.А. Леонтьев), предпринята попытка обосновать вклад сведений о языке в умственное развитие ребенка и формирование его личности. Специальное внимание уделено принципам разработанной А.А. Леонтьевым педагогики здравого смысла. А.А. Леонтьев поставил задачу создания модели школы сегодняшнего дня – модели, которую смог бы реализовать каждый директор и каждый учитель. При этом он специально подчеркивал, что эта модель основывается на педагогическом наследии Л.С. Выготского, П.П. Блонского, Л.Н. Толстого, на психологических идеях Б.Г. Ананьева, П.Я. Гальперина, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна. Он также отмечал солидарность с создателями развивающего образования – Д.Б. Элькониным, В.В. Давыдовым и Л.В. Занковым и авторских школ – Ш.А. Амонашвили, В.А. Караковским, А.Н. Тубельским, Е.А. Ямбургом и др. Научно-практическое направление «педагогика здравого смысла» было названо ее автором вариативным личностно-деятельностным подходом, а Д.А. Леонтьевым гуманистической философией образования.
На примере уроков лингвистики автор статьи иллюстрирует одно из ключевых положений педагогики здравого смысла – о единстве процессов обучения и воспитания. Особое внимание уделяется отметившей 20-летний юбилей конференции по языкознанию для школьников, которая выступает доказавшим свою эффективность способом привлечения школьников к проведению исследований в области лингвистики.
В заключение делается вывод о том, что включение лингвистических сведений в школьную программу будет способствовать умственному и личностному развитию детей.

Ключевые слова: лингвистика (языкознание), педагогика здравого смысла А.А. Леонтьева, образование, школьное обучение, воспитание, развивающее образование, уроки языкознания в школе, психологический анализ педагогического процесса.

 

Продуктивность порождения мысли у лиц с разным уровнем интеллектуального развития

Шадриков В.Д., Кургинян С.С.

Представлено экспериментальное исследование процесса порождения мысли в зависимости от уровня интеллектуального развития. На основе авторских концептуальных представлений о психологической сущности и содержании мысли человека высказывается предположение, что способность порождать мысли и устанавливать отношения между образами воспринимаемых предметов (явлений, событий) и их признаками характеризует интеллект человека. Продуктивность порождения мысли избрана в качестве предмета исследования. Предложена оригинальная экспериментальная методика «работа с мыслями», в ходе выполнения которой у испытуемых актуализируются психические процессы, связанные с проявлением способностей мыслительной деятельности. Исследование проведено с лицами (N = 79), у которых диагностирован высокий уровень развития интеллекта, и лицами, уровень интеллекта которых – в пределах среднестатистической возрастной нормы. Выделены качественно-количественные показатели диагностики процесса продуцирования мысли. С позиций предложенного подхода описаны характеристики продуктивности этого процесса у лиц с разным уровнем интеллектуального развития. Полученные результаты открывают перспективы для исследования умственных действий субъекта в его мыслительной деятельности и условий их актуализации в учебных целях.

Ключевые слова: интеллект, мыслительная способность, мыслящий субъект, мысль, продуктивность мышления, процесс продуцирования мысли.

 

Формирование навыков метакогнитивного мониторинга в процессе промежуточного и итогового контроля знаний студентов

Фомин А.Е.

Обсуждается проблема метакогнитивного мониторинга, который представляет собой отслеживание процесса и результатов решения какой-либо познавательной задачи, в том числе и в образовательном контексте. Показано, что точность суждений мониторинга связана с более высокой академической успешностью на разных ступенях образовательного процесса, а слишком высокая оценка учащимися собственных знаний и навыков создает трудности в обучении. Теоретический анализ подходов к объяснению сущности метакогнитивного мониторинга позволяет рассмотреть его как совокупность умозаключений субъекта о собственном познании. Их источником выступают косвенные признаки решения: знакомость содержания задачи, легкость, с которой строится репрезентация задачи, доступность ее решения. Эти умозаключения далеко не всегда отражают истинную картину решения задачи. Так, доступность решения заданий на проверку знаний в одинаковой степени сильно связана с оценкой их правильности у студентов с разным уровнем знаний. Описанный подход задает направление поиска психолого-педагогических условий, которые бы корректировали нежелательное влияние умозаключений о собственном знании на точность метакогнитивного мониторинга. Представлены результаты экспериментального исследования, в котором оценивалось влияние разработанной обучающей процедуры на развитие у студентов вуза навыков метакогнитивного мониторинга выполнения заданий для проверки знаний. Предполагалось, что обесценивание в глазах испытуемых доступности как достоверного признака правильности решения заданий приведет к отказу студентов от его использования и повышению точности суждений о собственном знании. Обнаружено, что после обучающей процедуры у испытуемых-студентов из экспериментальной группы не происходит отказа от использования субъективной доступности извлечения ответов как нерелевантного признака качества выполнения проверочных заданий. Вместе с тем у них произошли значимые положительные сдвиги в точности мониторинга собственных знаний. Результаты эксперимента обсуждаются в контексте проблемы соотношения имплицитных и эксплицитных составляющих метакогнитивного мониторинга решения учебных задач. Рассматривается вопрос о применении результатов исследования в решении задачи развития метакогнитивных навыков учащихся.

Ключевые слова: метакогнитивный мониторинг, обучающая процедура, субъективная доступность извлечения ответов.

 

Проба на реципрокную координацию рук: апробация количественной модификации методики

Хохлов Н.А., Ковязина М.С., Черкасова А.Н., Салихьянова Н.Р.

Статья посвящена количественной модификации пробы на реципрокную координацию рук. Данная проба впервые была описана в начале XX в. психиатром Н.И. Озерецким, в работах которого эта проба называется тестом. В статье приводится авторское описание назначения, процедуры проведения и оценки результатов выполнения этой пробы. Позднее А.Р. Лурия включил ее в арсенал нейропсихологического обследования. При проведении пробы в отечественно нейропсихологической диагностике дается в основном качественная оценка фиксируемых ошибок.
Описывается диагностический потенциал пробы на «реципрокную координацию», а именно такие ее характеристики, как серийность, бимануальность, конфликтность, широта «функциональной топики». Анализируются различные способы количественной оценки результатов ее выполнения, которые, однако, не соответствуют психометрическим требованиям, предъявляемым к количественным методикам. Во всех рассматриваемых способах количественной оценки, конкретный балл или штраф присуждается за определенную ошибку и отражает степень выраженности («грубость») ошибочного выполнения. Чем больше балл, тем хуже выполнение. Впервые предлагается новая апробированная количественная модификация данной пробы с подробным описанием процедуры проведения и количественной оценки, которая связана с числом безошибочных выполнений. Чем больше число, тем лучше выполнение. Качественная специфика ошибочных выполнений и их количество не оцениваются. Апробация проводилась на 20 участниках в возрасте от 17 до 20 лет. Анализируется зависимость среднего числа безошибочных выполнений от темпа выполнения. Впервые сделана попытка количественной оценки результатов выполнения пробы с учетом сенсибилизированных условий (темп). Определен оптимальный темп выполнения пробы. По результатам приводятся полученные статистические нормы, позволяющие измерять эффективность реципрокной координации с использованием психометрической шкалы. Предлагаемый вариант методики может быть использован при решении диагностических и реабилитационных задач в клинической нейропсихологии, для количественной оценки функциональной асимметрии в нейропсихологии индивидуальных различий и в психологии труда и спорта.

Ключевые слова: реципрокная координация, количественная оценка, нейропсихологическая диагностика.

 

Развитие произвольности регуляторных функций в дошкольном возрасте: обзор современных зарубежных исследований

Веракса А.Н., Васильева М.Д., Арчакова Т.О.

В обзоре обозначены ключевые аспекты исследований процесса развития регуляторных функций – рабочей памяти, гибкости внимания и сдерживающего контроля – и путей оптимизации этого процесса у нормативно развивающихся дошкольников на материале англоязычных публикаций за 2001–2016 гг. Описаны основные методы изучения регуляторных функций: структурированное наблюдение, анализ деятельности, констатирующие и формирующие экспериментальные методики. Раскрыты механизмы развития регуляторных функций: теория когнитивной сложности и контроля, согласно которой в основе их развития лежат репрезентация правил действий и создание иерархической системы этих правил; роль рефлексии, внутренней речи и обратной связи в выполнении заданий. Оцениваются возможности переноса этих навыков на другие сферы. Рассматривается прогностическое значение уровня развития регуляторных функций у дошкольников для последующих успехов в овладении чтением и математикой в начальной школе. Проанализирована специфика развития регуляторных функций в разных социальных контекстах: в детско-родительском взаимодействии, в общении с педагогами и сверстниками, в игровой деятельности, в дошкольном образовании. Анализ развития регуляторных функций в контексте социального взаимодействия выходит за рамки их когнитивных аспектов. Он учитывает два основных вида эмоционального контроля: «холодный» и «горячий». Результаты показали, что в детско-родительских отношениях существует сложный баланс поддержки и контроля, который смещается в сторону фасилитации или сдерживания развития самоконтроля ребенка. Родительский стиль речевого сопровождения деятельности влияет на развитие самоконтроля как напрямую (например, через тот или иной тип указаний), так и косвенно – через развитие речи у ребенка. Во взаимодействии со сверстниками регуляторные функции позволяют дошкольнику сдерживать непродуктивное или агрессивное поведение ради кооперации с партнером. Определенные аспекты дошкольных образовательных программ влияют на развитие регуляторных функций; при этом важны как методы работы, так и качество условий реализации этих программ, например, число детей в группе. В дальнейшем необходим комплексный подход для выстраивания связей между фундаментальными и практико-ориентированными исследованиями.

Ключевые слова: дошкольный возраст, регуляторные функции, произвольность, рефлексия, детско-родительские отношения, сюжетно-ролевая игра, общение со сверстниками, программы дошкольного образования.