Вопросы 
психологии   Все публикации журнала за 1980 – 1999 гг.
 Архив.Компакт-диски. Сборники статей.
 Психологический словарь

English  
новости   научная жизнь   анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

Культурные практики поддержки конструктивного и деструктивного разнообразия в сложных системах

Асмолов А.Г., Сорокина С.С.

Рассматривается понятие толерантности как нормы поддержки разнообразия. Отстаивается представление о том, что толерантность не подразумевает принятия любого разнообразия. Обосновывается необходимость различения конструктивного и деструктивного разнообразия. Предпринимается попытка поставить вопросы, ответы на которые помогут понять разницу между толерантностью и терпимостью. На материале культурных практик по элиминации конструктивного разнообразия и поддержке деструктивного разнообразия анализируются механизмы различения толерантности и терпимости. С одной стороны, рассматриваются истоки тоталитаризма и феномены культурных практик дегуманизации посредством анализа соответствующих философских, научных и литературных поисков. С другой стороны, на материале работ М.А. Лифшица, Г. Маркузе, Ж. Бодрийяра анализируются механизмы и культурные практики репрессивного разнообразия. Посредством обращения к работам М.М. Бахтина и В.С. Библера выявляется практика поддержки конструктивного разнообразия – диалог. Приводится аналогия деструктивного и конструктивного разнообразия из области клинической психологии. Показывается, что с историко-эволюционной точки зрения и «интолерантность к разнообразию», и «толерантность без границ» являются стратегиями, несущими риски для существования и развития сложных систем.

Ключевые слова: толерантность, порог толерантности, терпимость, редукция разнообразия, тоталитаризм, конструктивное разнообразие, деструктивное разнообразие, полифония, какофония, диалог, преадаптация, адаптация, культурные практики.

 

Теоретические основания понимания западной постправды и русского вранья

Знаков В.В.

 

Проанализировано, как существующие в мире человека три общественные формации («общество потребления», «общество знания», «общество переживания») соотносятся с научными представлениями о трех реальностях человеческого бытия: эмпирической, социокультурной, экзистенциальной. Обосновано, что понимание каждой из них основано преимущественно либо на знании и значении, либо на мнении и смысле, либо на переживании и опыте. Глубинным основанием возникновения «общества переживания» является трансформация мира человека, основанная на изменениях ценностей и мотивов: главным для людей становится такой проект прекрасной жизни, в котором преобладают субъективные ценности, внутренние ориентиры, направленные на переживание желаемого. В исследованиях, проводимых под углом зрения «общества переживания», показано, что во многих областях человеческого бытия наблюдается снижение удельного веса категории «истины». Значительная часть современного мира, преимущественно в «обществе переживания», меняется в направлении обесценивания истины и признания важности целевых и ценностных аспектов коммуникации. Одним из проявлений этого стало активное использование слова «постправда», обозначающего такие обстоятельства, в которых объективные факты влияют на формирование общественного мнения меньше, чем воззвания к эмоциям и личным убеждениям. Описаны два основных направления исследований этого феномена, проанализировано сходство отличительных признаков западной постправды и русского вранья. Намечены три перспективных направления психологических исследований понимания постправды и вранья: 1) анализ соотношения когнитивных и личностных предпосылок неправдивых утверждений; 2) изучение рациональных осознаваемых и эмоциональных неосознаваемых компонентов высказываний; 3) исследование внутренних психологических условий и внешних социально-психологических обстоятельств, способствующих порождению альтернативных реальностей.

Ключевые слова: понимание, постправда, истина, враньё, «общество переживания», ценности.

 

Концепция социально-эмоционального обучения и задачи морального воспитания

Апресян Р.Г.

Статья представляет собой отклик философа-этика на распространение по всему миру, а постепенно и в России программ социально-эмоционального обучения (направленных на развитие эмоционального интеллекта, формирование эмоциональной культуры) и попыток расширения их содержания за счет включения этического компонента. Потенциал программ социально-эмоционального обучения для социально-морального воспитания весьма высок. Это обусловлено тем, что они предлагают вместо обычного для российской педагогическо-воспитательной практики подхода, заключающегося в трансляции идей и убеждений (нередко сводимых к патриотизму и коллективизму), формирование у ребенка социальных и эмоциональных компетенций. Однако для реализации этого потенциала необходимо наполнение программ социально-эмоционального обучения, тем более в их применении к социально-моральному воспитанию, достоверным, концептуально обоснованным философско-этическим содержанием. Пока же в теоретическом отношении проводимые в программах социально-эмоционального обучения представления о морали носят общеантропологический характер, а в нормативно-этическом – сводятся к тем или иным вариантам эвдемонизма. Какими бы ни были программы нравственного воспитания или сориентированные на нравственное развитие программы социально-эмоционального обучения, их следует привести в соответствие с функционально и нормативно дифференцированным пониманием морали как комплексного и неоднородного феномена, посредством которого задаются разнообразные ценностные ориентации, в частности на невреждение, солидарность, равенство, уважение, заботу, добродетель, совершенство. Посредством этих ценностных ориентаций раскрывается содержание морали, в котором отражаются ее основные функции: коммуникативная (обеспечивающая эффективное и благотворное взаимодействие между людьми) и перфекционистская (направленная на моральное возвышение человека как личности в ее отношениях к себе самой и к другим). Эффективность методик социально-эмоционального обучения для реализации задач социально-нравственного воспитания будет достигнута при условии перевода названных ценностных ориентаций на язык конкретных эмоций, коммуникативных и рефлексивных навыков.

Ключевые слова: эмоциональный интеллект, социально-эмоциональное обучение, мораль, этика, социально-моральное воспитание, функциональная и ценностно-императивная неоднородность морали.

 

Образовательная среда и эмоционально-личностное развитие дошкольников

Алмазова О.В., Белолуцкая А.К., Бухаленкова Д.А., Веракса А.Н., Гаврилова М.Н.

Изложены результаты исследования взаимосвязи качества образовательной среды детских садов и уровня эмоционально-личностного развития дошкольников. Для оценки качества среды были использованы Шкалы для комплексной оценки качества образования в дошкольных образовательных организациях (Early Childhood Environment Rating Scale–Revised, ECERS-R). Диагностика эмоционально-личностного развития дошкольников была произведена с использованием методик «Теория сознания» и «Понимание эмоций». Выборку данного исследования, которое было проведено в 2016–2018 гг., составили 706 детей в возрасте 5–6 лет (Me = 5,6 года), воспитанников 34 старших групп детских садов Москвы; из них 357 (50,6 %) мальчиков и 349 (49,4 %) девочек. Исследование не обнаружило прямой связи между качеством среды и особенностями эмоционально-личностного развития дошкольников. Наиболее значимыми для эмоционально-личностного развития дошкольников параметрами качества образовательной среды оказались следующие: «использование речи для развития мышления», «наличие мест для уединения», «оборудование для развития крупной моторики». На основании кластерного анализа были выделены три уровня качества среды: низкий, средний и высокий. В результате проведенного анализа было установлено, что уровень развития сознания (Theory of Mind – ToM) значимо выше у дошкольников из образовательных сред среднего уровня, чем у всех остальных детей. Анализ успешности выполнения отдельных заданий методик «Теория сознания» и «Понимание эмоций» детьми из групп с разным образовательным уровнем показал, что в целом развитие сознания (ТоМ) и успешное усвоение норм поведения быстрее всего происходят в группах со средним качеством среды. При этом способность к децентрации лучше развита у детей из групп с высоким качеством среды.

Ключевые слова: качество образовательной среды, детский сад, эмоциональный интеллект, теория сознания.

 

Связь образа мира бакинских подростков с типами семейного взаимодействия

Визгина А.В., Джерелиевская М.А.

Работа направлена на выявление особенностей смысловых связей, лежащих в основе образа мира подростков из семей с разным стилем внутрисемейного взаимодействия. В исследовании приняли участие 65 подростков – жителей Баку и их родители. В результате кластерного анализа ответов респондентов на опросник Взаимодействие ребенок – родитель И.М. Марковской семьи были разделены на три группы, которые различались по стилю семейного взаимодействия. Подростки каждой группы выполняли Методику описания семьи и Методику свободной сортировки понятий. С помощью метода математического шкалирования были воссозданы шестимерные семантические пространства подростков каждой группы. Анализ этих пространств позволил выявить, как те или иные аспекты семейного воспитания влияют на формирование понятийной системы, релевантной ситуации развития подростка. В первой группе строгость и контроль родителей при сильной эмоциональной связи с подростками приводят к сосуществованию позитивно окрашенного образа семьи как сплоченного целого, дающего, при условии послушания, поддержку и защиту, и негативного отношения к воспитательным мерам и послушанию, препятствующим обретению самостоятельности и самореализации. Во второй группе отношения сотрудничества и предоставление автономии со стороны родителей при недостаточном уровне эмоционального взаимопонимания способствуют формированию однозначно позитивного отношения к сепарации и взрослению в сочетании с эмоциональной обедненностью образа мира и девальвацией позитивных эмоций. Семантические связи, выявленные у девочек-подростков из семей третьей группы, для которых характерна гиперпротекция с элементами доминирования и потворствования, показали отсутствие у респондентов выраженного стремления к сепарации и личной автономии, что может быть связано с удовлетворенностью актуальными отношениями, отвечающими основным потребностям подростка со всеми членами семьи. Полученные данные были объяснены в том числе и с точки зрения социокультурного подхода.

Ключевые слова: подростки, кластерный анализ, внутрисемейное взаимодействие, семантическое пространство, личная автономия, семантические связи.

 

От чего зависит надежность действий учащихся на экзамене

Моросанова В.И., Филиппова Е.В.

Представлены результаты исследования регуляторных и личностных предикторов надежности действий учащихся на выпускных экзаменах в формате единого государственного экзамена (ЕГЭ). Теоретически обосновано положение о том, что надежность осознанной саморегуляции выступает психологической основой надежности действий учащихся в ситуациях проверки знаний и является универсальным регуляторным ресурсом, обеспечивающим надежность действий учащегося на экзаменах. Для эмпирического исследования надежности действий учащихся на экзамене разработан, описан и применен алгоритм расчета показателя надежности действий учащихся в ситуации экзаменов. Эмпирическое исследование, выполненное на выборке учащихся XI классов (N= 231), позволило получить и содержательно проинтерпретировать данные о том, что развитие надежности (устойчивости) осознанной саморегуляции учебной деятельности является универсальным регуляторным ресурсом, обеспечивающим надежность действий учащегося на экзаменах. Специальными регуляторными ресурсами выступают уровень развития регуляторных процессов (планирование, моделирование, программирование, оценка результатов) и регуляторно-личностных свойств (гибкость регуляции). Показано, что предикторами оценочного результата экзамена выступают надежность действий, общее развитие осознанной саморегуляции учебной деятельности и низкий уровень беспокойства. Предикторами надежности (безошибочности) действий учащихся являются устойчивость регуляторных процессов, низкий уровень беспокойства и высокий уровень эмоциональности. Описаны регуляторные и личностные особенности учащихся с различной академической успеваемостью в зависимости от уровня надежности действий.

Ключевые слова: осознанная саморегуляция, надежность действий, личностные и регуляторные предикторы, оценочная тревожность.

 

Представления о смерти и суицидальном поведении в виртуальных сообществах молодежи

Чижов Е.Д., Алексеев К.И.

Представлены первые результаты исследования дискурса смерти в молодежных интернет-сообществах, связанные с тематикой самоубийства (суицида). Это самая частотная тематика интернет-дискурса смерти, она представлена в более чем половине отобранных для анализа текстов. В свою очередь наиболее часто авторы интернет-дневников описывают свое собственное суицидальное поведение: говорят об уже совершенных попытках самоубийства, а также о своем желании совершить самоубийство. В описаниях суицидального поведения выделены проблемные ситуации, выход из которых человек ищет в самоубийстве; обозначены факторы, как повышающие вероятность самоубийства (суицидальные, или факторы риска), так и снижающие ее (антисуицидальные, или защитные факторы). Подтверждены теоретические представления о смерти как избавлении от переживания боли и невыносимости проблемной ситуации, а также положение о ведущей роли значимых Других и общества в целом в суицидальном поведении молодежи: другие люди возникали в контексте проблемных ситуаций и суицидальных факторов (непонимание, отсутствие поддержки, стигматизация, издевательства), а также в контексте защитных факторов (любовь значимых Других, поддержка). Кратко обсуждается проблема истинности текстов – даже если обнаруженные в интернет-среде описания не соответствуют действительности, они соответствуют теоретическим представлениям о суицидальном поведении.

Ключевые слова: смерть, самоубийство (суицид), проблемные ситуации, факторы риска, защитные факторы, молодежные интернет-дневники, дискурс-анализ.

 

Жизненная позиция личности: от теории к операционализации

Леонтьев Д.А., Шильманская А.Е.

Представлен обзор попыток ввести понятия позиции личности в психологии, конструирования понятия жизненной позиции личности (ЖПЛ) в современном контексте и результатов разработки нового опросника «Жизненная позиция личности». Анализ литературы показывает, что понятие позиции является многомерным и разноплановым. Выделяются две основные тенденции рассмотрения понятия позиции: как объективного положения в группе и как субъективного отношения, однако наиболее проработанные подходы рассматривают позицию личности как то, что связывает объективные и субъективные аспекты, внешний жизненный мир с внутренним. Вместе с тем рассмотрение позиции просто как отношения субъективного к объективному, субъективного отношения к каким-то аспектам объективной действительности не позволяет аргументированно обосновать необходимость введения нового понятия, поэтому важно рассматривать жизненную позицию личности как отношение не просто к жизни, но к собственной жизни, как отношение субъектного к объектному в себе. Вопрос об операционализации конструкта жизненной позиции личности в виде измерительного инструмента был поставлен сравнительно недавно; тем не менее работа над таким инструментом, несмотря на его небольшой объем, заняла длительное время и лишь недавно очередная версия опросника дала хорошие психометрические результаты и позволяет говорить о завершении этой работы. Методика создана на основе авторской модели жизненной позиции, согласно которой жизненная позиция определяется как отношение личности к собственной жизни. Опросник ЖПЛ состоит из 12 утверждений, сгруппированных в три шкалы, измеряющие гармонию с жизнью, осознанность жизни, или рефлексивность жизненной позиции, а также активность жизненной позиции, или субъектности. При разработке методики использована выборка общим объемом 367 респондентов, шкалы методики надежны (альфа Кронбаха в диапазоне 0,68–0,82), структурная валидность подтверждена результатами конфирматорного факторного анализа. Несмотря на компактность (по четыре пункта на каждую из трех шкал), опросник ЖПЛ демонстрирует хорошие психометрические показатели и соответствие структурной модели. Разнообразные подтверждения конструктной валидности опросника еще ждут публикации. Новый опросник представляется многообещающим инструментом для исследований в психологии личности и позволяет решать новые типы исследовательских задач.

Ключевые слова: жизненная позиция, субъектность, осознанность, гармония.

 

Психоз, язык и свобода поведения

Завершнева Е.Ю.

Вопрос о природе психозов рассматривается с привлечением теоретических положений культурно-исторической психологии, лакановского и экзистенциального анализа. Обсуждается высказанная в разное время Л.С. Выготским, Ж. Лаканом и Л. Бинсвангером гипотеза о том, что в основе психоза лежит утрата способности человека к свободному поведению. Эта утрата становится причиной ряда экзистенциальных проявлений психоза, которые в данной статье выделены как его характерные черты, а именно: нарушение границ Я и мира, обеднение мотивационной иерархии, трансформация системно-смыслового строения сознания, распад высших аффектов и связей человека с реальностью, оборачивание отношения «вещь – слово». Намечены рамки обсуждения роли внутренней речи в процессе бредообразования, ее экстериоризации и превращения из носителя мысли в средство механического компенсаторного удержания единства личности в психозе. Подчеркивается необходимость психологического исследования связи событийности, свободы и речи для построения обобщенной теории психозов.

Ключевые слова: психоз, свобода поведения, язык, аффект, Л.С. Выготский, Ж. Лакан, Л. Бинсвангер.

 

Эффективность психологического блока комплексных реабилитационных и профилактических программ

Рассказова Е.И., Тхостов А.Ш., Ковязина М.С., Варако Н.А.

Работа посвящена рассмотрению рекомендаций и моделей оценки эффективности психологических интервенций, предложенных в психологии здоровья и психологии реабилитации и важных для обеспечения психологического блока реабилитации в рамках комплексной работы с пациентом. Обсуждаются три ключевых аспекта проблемы: комплексный характер реабилитации и ее задач, необходимость участия пациента и «встроенность» оценки в сам процесс реабилитации. Показано, что оценка эффективности психологического блока реабилитационных и профилактических программ не может быть сведена к оценке динамики отдельных функций или состояния пациентов. Оценка должна способствовать активному участию и вовлечению самих пациентов и их близких в реабилитацию. Основу для выбора первоочередных задач и согласования оптимальных методов их достижения усилиями пациента, близких и разных специалистов бригады предлагают такие модели оценки социальных программ, как PRECEDE-PRO-CEED и RE-AIM. Модель PRECEDE-PROCEED предлагает схему предварительной оценки возможностей и ограничений реабилитации, включающую рассмотрение социального, эпидемиологического, поведенческого и средового, экологического и политического уровней. Модель RE-AIM дополнительно указывает на то, что интервенция или программа не может быть эффективной, если не обеспечен достаточный охват нуждающихся в ней, не продуманы возможности правильного применения и принятия программы (согласия с ней и понимания ее важности) в рамках рутинной работы медицинского персонала, в том числе и в долгосрочной перспективе. На активное участие и вовлечение пациента или группы направлены методы совместной и развивающей оценки, делающие акцент на обсуждении возможностей, а не потребностей, непрерывном процессе стремления к здоровью, а также балансе между идиографическими и номотетическими методами оценки и между «бесконтактными» методами и методами взаимодействия.

Ключевые слова: психологическая реабилитация, психология здоровья, эффективность, модель RE-AIM, развивающая оценка, совместная оценка.

 

Гендерные различия в принятии моральных решений

Медведева Т.И., Ениколопов С.Н., Воронцова О.Ю., Казьмина О.Ю.

Анализируются гендерные различия в принятии моральных решений. Исследуется связь моральных выборов и особенностей принятия рациональных и основанных на эмоциональном опыте решений. Использованы «Моральные дилеммы», предложенные Дж.Д. Грином и переведенные на русский язык. Способность к рациональному принятию решений оценивалась с помощью Висконсинского теста сортировки карточек (WCST). Принятие решений на основе эмоционального опыта оценивалось с помощью Игровой задачи (IGT). Обследовано 70 испытуемых (34 мужчины, 36 женщин). Показано, что мужчины значимо чаще делают «личностные выборы» в «Моральных дилеммах», т.е. делают выбор в пользу утилитарной пользы, рационально понимаемой «выгоды». Разница между мужчинами и женщинами в решении «Моральных дилемм» не связана с когнитивными механизмами принятия рациональных решений, а зависит от нейрокогнитивных механизмов принятия основанных на эмоциях решений. Женщины реже делают «личностные» выборы, и это связано с тем, что женщины склонны игнорировать редкий, отдаленный во времени отрицательный эмоциональный опыт. При усилении внимания к отдаленным во времени редким проигрышам женщины начинают делать больше «личностных» выборов и, в некотором смысле, вести себя «по-мужски». 

Ключевые слова: моральные дилеммы, гендерные различия, половые различия, принятие решений, WCST, IGT.

 

Разработка и эмпирическая проверка теоретической модели продуктивной аналогии

Масленкова О.И., Тюменева Ю.А., Мовчан Е.В.

Разрабатывается и эмпирически проверяется теоретическая модель продуктивной аналогии, которая лучше соответствует процессам создания новых научных и технических идей, чем широко распространенная модель мышления по аналогии. Предполагается, что структура продуктивной аналогии включает (1) кодирование актуальной задачи: ее ключевых элементов и отношений между ними, (2) сканирование фоновой информации или долговременной памяти в поисках ситуаций или задач или их элементов, аналогичных таковым в текущей задаче, (3) сопоставление найденных аналогов с текущей задачей с целью подбора наиболее подходящего, (4) решение и оценку. Показывается, что мышление по аналогии, которое измеряется классическими четырехкомпонентными задачами (а : b :: c : d), хотя и включает процессы сопоставления аналогий, не может репрезентировать реальный процесс поиска решения из-за наличия вариантов ответа, блокирующих сканирование фоновой информации, и влияет на кодирование исходных отношений. Обосновывается необходимость учитывать в числе процессов, вовлеченных в создание продуктивной аналогии, кодирование структуры задачи и сканирование фоновой информации. Эксперимент проводился на выборке студентов (n = 98). Проверялись три регрессионные модели: 1) только с традиционно измеряемым сопоставлением аналогов; 2) со сканированием фоновой информации; 3) с кодированием структуры задачи. Показано, что учет в модели продуктивной аналогии процессов сканирования и кодирования задачи приводил к значимому росту в доле объясненной дисперсии в успешности генерации продуктивной аналогии. Показано также, что рост объяснительной способности этой модели не связан просто с добавлением в нее новых когнитивных измерений. Дополнительно обнаружено, что семантически далекие продуктивные аналогии генерировались чаще, чем близкие, но среди правильных аналогий близких было больше, чем далеких. Результаты подтверждают валидность теоретической модели продуктивной аналогии, но поднимают и вопросы, связанные с дальнейшим улучшением этой модели, прежде всего за счет включения в нее процессов переструктурирования исходной задачи.

Ключевые слова: продуктивная аналогия, решение задач, мышление по аналогии.

 

Проблемность контрольной группы в дерматоглифике

Широбоков И.Г.

Предметом исследования является неслучайная изменчивость пальцевых узоров в выборках, используемых для анализа в прогностической дерматоглифике. Результаты работ последних десятилетий свидетельствуют о специфичности пальцевых узоров лиц, склонных к девиантному и аддиктивному поведению, по сравнению с контрольными группами. Однако характеристики контрольных выборок не являются абсолютно случайными. Часть людей всегда уклоняется от добровольного участия в исследовании и снятии отпечатков в силу причин психологического характера, коррелирующих в свою очередь с их индивидуальным дерматоглифическим профилем. Целью данного исследования является проверка гипотезы о наличии неслучайных, статистически значимых различий между дерматоглифическими признаками в группах добровольцев, согласившихся пройти процедуру снятия отпечатков первыми, и теми, кто прошел ее в последнюю очередь. Методическую основу исследования составили логический, сравнительный и формально-статистический методы анализа. В ходе исследования были установлены среднегрупповые значения 50 различных дерматоглифических показателей в 18 выборках различного этнического происхождения. Показано, что участники групп, которые проходят обследование последними, достоверно отличаются от первых добровольцев более высокой частотой встречаемости простых типов узоров, а также, вероятно, психологически менее мотивированы и эмоционально неустойчивы. Выборки, сформированные на принципах добровольного участия обследуемых, сопоставимы между собой лишь при условии оказания равного психологического давления на потенциальных участников. Такие выборки не могут быть использованы в качестве  контрольных при анализе выборок, состоящих из  лиц, снятие отпечатков которых проводилось в принудительном порядке (лиц, подозреваемых в совершении преступлений, заключенных). 

Ключевые слова: дерматоглифика, множественные сопоставления, прогнозирование, пальцевые узоры.

 

Особенности представлений о личности в советской психологии

Иванников В.А.

Анализируются подходы к пониманию личности в советской психологии, которые разрабатывались на основе марксистских принципов, сформулированных С.Л. Рубинштейном. Это признание роли деятельности в формировании человека и его психики, это признание роли порождаемого деятельностью человека предметного мира в развитии психики человека, и это признание истории человечества в порождении и развитии сознания. Проблема личности заключается в том, что и наука, и житейское сознание признают личность как то, что объективно существует, но при этом не выделяют критерий личности как особой реальности. Поэтому и не существует общепризнанного значения соответствующего термина. В отличие от западной психологии, где личность понималась как особое образование в человеке, особый паттерн, преломляющий внешние воздействия на человека и определяющий его поведенческие ответы, в советской психологии личность понималась как субъект отношений с миром и деятельности в мире. Главными отношениями считались общественные, но не только они. Подчеркивались роль деятельности в становлении личности, роль общества и влияние истории человечества на развитие личности. Сложившаяся ситуация с пониманием личности не позволяет психологии обобщать теоретические и экспериментальные исследования личности. Сравнивая подходы к личности в западной и советской психологии, надо признать, что подход советской психологии открывает больше возможностей для понимания человека как социального существа, рождающегося в теле биологического индивида и использующего себя как природное существо для осуществления своей деятельности как существа социального. При этом открывается возможность найти ответы на вопросы о необходимости становления человека как личности в истории человечества и о критерии личности как субъекта особых отношений человека с другими людьми и обществом. 

Ключевые слова: личность, деятельность, субъект, отношение.