Вопросы 
психологии   Все публикации журнала за 1980 – 1999 гг.
 Архив.Компакт-диски. Сборники статей.
 Психологический словарь

English  
новости   научная жизнь   анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

 

Преадаптация к неопределенности как стратегия навигации развивающихся систем: маршруты эволюции

Асмолов А.Г., Шехтер Е.Д., Черноризов А.М.

В статье показывается, что во многом благодаря теории открытых неравновесных систем И.Р. Пригожина, неклассической биологии целенаправленной активности Н.А. Бернштейна, модернистским теориям и новым фактам, открытым в эволюционной биологии на границе XX и XXI столетий происходит как «переоткрытие времени» (И. Пригожин), так и переоткрытие эволюции. Феноменология неадаптивных проявлений в биологии, социологии и психологии, воспринимаемых как неудачи и ошибки эволюции, и привлекаемые для их интерпретации представления о преадаптации к непредсказуемому будущему из фона исследований превращаются в фигуру. На основе этих фактов обосновывается гипотеза о преадаптации к неопределенности как стратегии навигации развивающихся систем. Доказывается, что именно преадаптация к неопределенности представляет собой ключевой инструмент порождения избыточности биологического, когнитивного, социального и психологического разнообразия. Процесс эволюции, понимаемый как решение разных классов задач на неопределенность, связывается с двумя взаимодополняющими режимами динамики исторических изменений: режимом адаптивной «эволюции трендов», обусловливающим устойчивость и специализацию видотипичных и социотипичных форм поведения; режимом преадаптивной «эволюции бунта», обеспечивающим предспециализацию, универсальную готовность к изменениям и порождающим новые формы жизни. Гипотеза о преадаптации к неопределенности является первым шагом на пути формирования эволюционной психодинамики как гибридного направления психологии, связывающего ее с науками, которые изучают непредсказуемые механизмы изменений в истории человека, природы и общества.

Ключевые слова: эволюция, развитие, система, адаптация, преадаптация, будущее, непредсказуемость, неопределенность, разнообразие, избыточность, активность, поведение, пластичность, универсализация, специализация, отбор, порядок, хаос, самоорганизация.

 

Эффект самостоятельного выведения принципа из комплексной учебной задачи для последующего переноса

Тюменева Ю.А., Шкляева И.В.

Одним из хорошо обоснованных в литературе приемов обучения является сравнение двух аналогичных учебных задач, проясняющее их структуру и облегчающее дальнейший перенос способа решения в новый контекст. К сожалению, подбор правильных задач для сравнительного изучения часто становится отдельной методической проблемой. Альтернативой могла бы стать инструкция на самостоятельное выведение принципа из единственной учебной задачи, но эффект такой инструкции мало изучен. Наша цель была оценить эффект активного изучения по сравнению с пассивным способом (только чтение) и с действиями по инструкции: сравнить две учебные аналогичные задачи. Основываясь на теоретических и эмпирических работах, мы ожидали, что самостоятельное активное выведение общего принципа решения улучшит его перенос. На выборке студентов вузов (n = 201) было обнаружено, что самостоятельное выведение принципа в действительности снизило частоту переноса относительно условия «сравнение», так и, что стало основным результатом, относительно «пассивного» условия. Качественный анализ протоколов показал, что главной причиной провала переноса была многоаспектность учебной задачи. В момент вербальной формулировки принципа в отношении какого-то одного аспекта учебной задачи могла произойти фиксация именно этого аспекта в памяти. Такая доминирующая интерпретация затрудняла доступ к другим аспектам задачи, и перенос зависел от того, доминировал ли релевантный для конкретной новой задачи аспект или нет. Отсюда происходит и значимо бoльшая частота переноса в пассивном условии: в отсутствие доминирующей интерпретации, доступ ко всем аспектам учебной задачи оставался открытым в момент решения новой задачи. Результаты согласуются как с некоторыми эмпирическими данными об амбивалентности роли активного прорабатывания учебной задачи по сравнению с пассивным ее изучением, так и с культурно-исторической теорией, где подчеркивается направляющая роль взрослого в обучении.

Ключевые слова: перенос по аналогии, комплексность задачи, самостоятельное изучение.

 

Использование «педагогической власти» на уроках в российских и итальянских школах

Скороходова Н.Ю., Брендоева В.Ю.

В кросскультурном исследовании с участием российских и итальянских старшеклассников анализируется взаимодействие учителя с учениками в ситуациях нарушения школьниками правил и ситуациях разногласий между учителем и учениками. Сравниваются представления школьников об использовании российскими и итальянскими учителями средств воздействия на учащихся, реакциях учеников на использование различных средств воздействия. Взаимодействие учителя и ученика на уроке в ситуациях использования власти учителем рассматривается как процесс развертывания сопряженных действий его участников. Контент-анализ описаний школьниками социально-психологического взаимодействия в значимых ситуациях позволил реконструировать процесс развертывания действий «педагогической власти», выявить типичные способы и результаты воздействия. Память школьников избирательна, эмоциональные и личностно значимые события запоминаются лучше, поэтому описания ситуаций отражают реальное взаимодействие учителя и учащихся на уроках с точки зрения влияния его на учеников. Выявлено, что власть в итальянских школах основывается, преимущественно, на нормативной власти, в российских школах – на личном влиянии учителя. В итальянской школе предупреждения служат сигналом для прекращения школьниками нежелательного поведения, послушание наблюдается в большинстве случаев, действия власти представлены нормативно определенными санкциями. В России реакция учеников на предупреждения незначительная, учителя в большинстве случаев используют действия власти, представленные негативно-оценочными побудительными высказываниями и ситуативными санкциями, эти воздействия вызывают послушание более чем в половине случаев. Российские школьники чаще дают протестные реакции на воздействие учителя, итальянские школьники чаще проявляют эмоции, связанные с самооценкой. Итальянские школьники описывают большой спектр эмоций учителя в связи с ситуацией, российские школьники описывают преимущественно те эмоции учителя, которые сигнализируют об угрозе наказаний. Выявленные различия указывают на значительное влияние культуры, образовательной системы страны на использование «педагогической власти».

Ключевые слова: «педагогическая власть», педагогическое взаимодействие, средства воздействия, результат воздействия, нормативная и личная власть.

 

Профессиональные деформации у педагогов при разных типах доверительных отношений в дошкольных организациях

Скрипкина Т.П., Селезнева Ю.В.

Рассматривается проблема формирования профессиональных деформаций педагогов дошкольных учреждений с разным стажем работы и при разных типах системы доверительных отношений. Показателями выраженности профессиональных деформаций являются изменения (1) в использовании психологических защит, (2) в стратегиях поведения в конфликте и (3) в акцентуациях характера по мере пребывания в профессии. Под системой доверительных отношений понимается соотношение уровня выраженности доверия к себе и к миру одновременно. Выделяется два основных типа доверительных отношений: гармоничный тип (уровень выраженности доверия к себе равнозначен уровню выраженности доверия к миру) и дисгармоничный тип (уровень выраженности доверия к себе не соответствует уровню выраженности доверия к миру). Эмпирически доказано, что одним из факторов, способствующих развитию профессиональных деформаций, является дисгармонично выраженная система доверительных отношений, что проявляется в ряде параметров, появляющихся или усиливающихся по мере пребывания в профессии. По мере увеличения стажа работы по профессии у педагогов с дисгармоничной системой доверительных отношений растут выраженность акцентуаций характера и их количество, увеличивается также общая напряженность психологических защит и более выраженными становятся зрелые варианты психологических защит (интеллектуализация и компенсация при резком снижении защиты «вытеснение»), из поведенческого репертуара постепенно исчезает стратегия «соперничество», а стратегии «приспособление» и «избегание» усиливаются и становятся доминирующими. На основе результатов эмпирических данных выделено два личностных профиля, которым соответствуют разные признаки профессиональных деформаций. К одному профилю относятся педагоги дошкольных учреждений, у которых доверие к себе выше доверия к другим, ко второму – педагоги, у которых доверие к себе ниже доверия к другим.
Также эмпирически доказано, что гармонично развитая система доверительных отношений препятствует формированию профессиональных деформаций и является гарантом успешного профессионального развития.

Ключевые слова: доверие, система доверительных отношений, доверие к себе, доверие к миру, профессиональные деформации, психологические защиты, стратегии поведения в конфликте, акцентуации характера.

 

Осознанная саморегуляция и отношение к учению как ресурсы академической успешности

Моросанова В.И., Фомина Т.Г., Цыганов И.Ю.

Рассмотрена проблема взаимосвязи осознанной саморегуляции и отношения к учению и индивидуально-типологических ее проявлений как различных форм специальных ресурсов академической успешности старшеклассников. Представлены результаты эмпирического изучения взаимосвязи осознанной саморегуляции и отношения к учению и ее типологических форм на выборке учащихся старшего школьного возраста (N = 506 чел.). Методики обследования: опросник В.И. Моросановой «Стиль саморегуляции учебной деятельности, ССУДМ-ЭКСПРЕСС»; опросная методика Г.Ю. Айзенка «Личностный профиль EPI». Результаты обследования были сопоставлены с данными школьных экзаменационных тестирований в форме государственной итоговой аттестации в форме ГИА и ЕГЭ. На основании корреляционного, факторного и кластерного анализов выявлена регуляторно-личностная типология учащихся. В отношении каждого типа описаны специфические особенности саморегуляции учебной деятельности и отношения к учению, а также их дифференциально-психологическая основа; проведено сравнение оценочной успешности на выпускном экзамене у учащихся различных регуляторно-личностных типов. На основании результатов регрессионного анализа выявлены значимые регуляторные и личностные предикторы экзаменационных оценочных результатов. Они рассмотрены в роли специальных психологических ресурсов, имеющих свою психологическую специфику для каждого из выделенных типов. Сделаны выводы о том, что высокое развитие осознанной саморегуляции в ситуации снижения мотивации способно выполнять компенсаторную роль, позволяя учащимся достигать оптимальных результатов на экзамене; в то же время высокое развитие мотивации не компенсирует в полной мере недостатки развития сознанной саморегуляции достижения учебных целей.

Ключевые слова: осознанная саморегуляция, стилевые особенности, отношение к учению, мотивация достижения, познавательная активность, регуляторно-личностная типология, результат экзамена.

 

Отношение к смерти как психологическая проблема

Юревич А.В.

Рассматриваются психологические аспекты отношения к смерти – проблемы, которая традиционно табуирована в обществе, однако при этом проникает в массовую культуру в виде симулякров. Приводятся мнения философов и богословов о смерти, а также результаты эмпирических исследований – социологических и психологических, характеризующие отношение к ней в массовом сознании. Показана эволюция отношения к смерти в истории европейской цивилизации и в индивидуальном сознании. Рассмотрена проблема веры в загробную жизнь, а также вопрос о том, как религиозность влияет на страх смерти. На основе результатов эмпирических исследований рассмотрена структура страха смерти, показано, чего именно люди боятся, в частности, то, что они боятся не столько смерти самой по себе и окончания своего существования, сколько тяжелого и мучительного процесса умирания. Приводятся высказывания различных мыслителей, формирующие позитивные установки в отношении смерти и способные выполнять психотерапевтические функции.

Ключевые слова: смерть, отношение, психология, страх, вера, загробное существование, танатические тревоги, умирание, стадии, эмпирические исследования, психотерапевтические функции.

 

Стресс, болезнь и научение как условия регрессии

Александров Ю.И., Сварник О.Е., Знаменская И.И., Арутюнова К.Р., Колбенева М.Г., Крылов А.К., Булава А.И.

Несмотря на долгую историю использования представления о регрессии, ее проявления и механизмы остаются малоизученными, специальные экспериментальные исследования единичны, а мнения о ее значении – весьма противоречивы. Цель настоящего экспериментально-теоретического исследования состояла в том, чтобы выявить, какие закономерности динамики субъективного опыта и его мозгового обеспечения лежат в основе феноменов, описываемых как регрессия и выявляемых при, казалось бы, весьма разнородных состояниях и воздействиях, таких как сильные эмоции, введение алкоголя, стресс, разнообразные заболевания. Рассматриваются механизмы развития стресса и закономерности стрессовой адаптации. Проводится сопоставление механизмов болезни и стресса. Приводятся данные о том, что в состоянии стресса люди регрессируют к более ранним, «детским» формам поведения; это выражается в предпочтении ими стратегии поддержки «своего», даже если он поступает несправедливо. Однако организация этих форм поведения у подвергшихся стрессу взрослых отличается от «детской» организации. Особенностью научения в ситуации стрессовой регрессии (как и при алкогольной интоксикации) является манифестация обратимой дедифференциации: уменьшение активности корковых структур. При длительном существовании стрессогенного влияния, обусловленного течением болезни, индивидуальное развитие приобретает форму увеличения доменоспецифичной дифференцированности систем. Результаты экспериментов, проведенных на математической модели, соответствуют предположению о временной дедифференциации как одном из механизмов увеличения эффективности научения в стрессовой ситуации. Утверждается, что регрессия и ее основа – обратимая дедифференциация – есть не деградация, нарушение развития, а закономерный его этап. Приводятся аргументы в пользу того, что значение дедифференциации, феноменологически описываемой как регрессия, оказалось наиболее существенным фактором не только закрепления ее в эволюции как компонента стрессовой адаптации, но и вообще ее возникновения в ситуациях, предполагающих формирование новых и модификацию имеющихся адаптаций в условиях изменения внешней и/или внутренней среды.

Ключевые слова: память, научение, индивидуальный опыт, норма и патология, системогенез, специализация нейронов, экспрессия генов.

 

Социально-психологические факторы удовлетворенности жизнью молодежи: региональный аспект проблемы

Новгородова E.Ф., Бакина А.В., Махова И.Ю., Шмакова В.А., Яремчук С.В.

В настоящее время отмечается повышенное внимание научного сообщества и государственной власти к развитию Дальнего Востока России. Важным аспектом данного вопроса является миграционный отток населения из Дальневосточного федерального округа, особенно остро обстоит ситуация с оттоком наиболее активного социального слоя – молодежи. Авторы рассматривают территориальную мобильность молодых людей как способ регуляции их субъективного благополучия. Данная статья содержит итоги эмпирического исследования, проведенного на обширной выборке (n = 657) учащихся различных образовательных систем (массовые школы, учреждения среднего профессионального образования и университеты). Посредством анкетирования и тестирования были обследованы 326 юношей и 331 девушка в возрасте от 16 до 22 лет (средний возраст 18,0 ± 1,8). Представлены результаты корреляционного и регрессионного анализов данных. Рассмотрены объективные (пол, возраст, уровень приобретаемого образования) и субъективные (параметры самоотношения) характеристики, от которых иногда зависит удовлетворенность жизнью. Показано, что принадлежность к мужскому полу, молодость, высокий образовательный уровень и позитивное отношение к себе могут выступать прогностическими основаниями субъективного благополучия дальневосточной молодежи. Определены предикторы удовлетворенности жизнью учащихся, дифференцированные по образовательному признаку. Обнаружена опосредующая роль половой принадлежности респондентов в процессе регуляции субъективного благополучия. Верификация результатов достигалась также с помощью релевантной эмпирии, полученной российскими и зарубежными авторами. Достоверность полученных данных обеспечивалась опорой на теоретические положения современной психологии, репрезентативностью выборки и статистической значимостью. Итоги проведенной исследовательской работы вносят разъяснения в вопросы регуляции качества жизни современной личности и вскрывают психологические механизмы миграции дальневосточной молодежи. Обсуждается прикладной потенциал выявленных закономерностей.

Ключевые слова: качество жизни, субъективное благополучие, удовлетворенность жизнью, самоотношение, пол, возраст, образование, молодежь, миграция.

 

Роль фонового психологического пространства в возникновении эффектов установки

Яновский М.И., Андрюшкова Н.П., Брейкин В.В., Чуканов Е.В.

Предметом нашего исследования были некоторые аспекты природы установки. В ряде своих работ Д.Н. Узнадзе описывает «подпсихическую», или «биосферную реальность», которая, по его представлению, выполняет функцию промежуточного звена между психикой и внешним объективным миром. Со временем Узнадзе заменил это понятие на более привычное – «установка», тем не менее содержание его в значительной мере осталось тем же и составило специфику именно узнадзевского понимания установки. Возможны ли свидетельства, подтверждающие «биосферную» природу «эффектов Узнадзе»? Авторами статьи была проведена серия экспериментов, которая дает аргументы в пользу такого понимания. Был операционализирован концепт «подпсихическая реальность» как фоновое психологическое (в частности, перцептивное) пространство, сопутствующее психическим феноменам, например, образам восприятия. Было установлено, что параллельно с известными эффектами установки наблюдаются трансформации фонового пространства: иллюзия разных размеров двух одинаковых объектов сопровождается переживанием их разной удаленности от зрителя. Выявлено, что при применении метрической шкалы для сравнения размеров объектов «эффект Узнадзе» возникает значимо реже, что можно трактовать как следствие гомогенизации перцептивного пространства метрической шкалой. Установлен новый феномен – формирование иллюзии установки посредством актуализации социальных установок, в частности, включения субъекта в «пространство отношений» к другим субъектам. В процессе исследования была разработана модель двух типов структур негомогенных пространств: «пространство-ландшафт» и «пространство-паутина». Обнаружена возможность, управляя типом структуризации психологического пространства, менять тип вызываемой иллюзии (ассимилятивная или контрастная). Так, в ситуации актуализации в эксперименте отношения симпатии/антипатии к людям (психологическое «пространство-паутина») у испытуемых чаще возникала перцептивная контрастная иллюзия. Когда создавалась ситуация распределения угрозы/безопасности в системе отношений к людям (психологическое «пространство-ландшафт»), то чаще возникала ассимилятивная иллюзия. Было выявлено также, что происходит диффузия данных эффектов в другие модальности, в частности в гаптическую.

Ключевые слова: установка, социальная установка, иллюзия, эффект установки, фиксированная установка, восприятие, перцептивное пространство, пространство отношений, подпсихическое, «биосферная реальность», Д.Н. Узнадзе.

 

О природе мотивации трудовой деятельности

Иванников В.А.

В предлагаемой статье анализируется мотивация трудовой деятельности. Выделены две главные потребности, побуждающие человека к трудовой активности: потребность в необходимых условиях социальной жизни и потребность иметь профессию. Тем самым утверждается положение о полимотивации трудовой деятельности. Предложено объяснение порождение труда как трудовых действий человека, зарождающихся в биологически важной деятельности и направленных на производство предметов социальной ценности (орудия и предметы потребностей). Показано, что труд рабочего на современном предприятии является и самостоятельной деятельностью, и действием в другой деятельности.
Возникновение труда рассматривается автором как особый способ осуществления приспособительной деятельности (добыча пищи, защита от холода и хищников). Вначале это создание условий для увеличения возможностей успеха деятельности (трудовые действия по созданию орудий, организации засад, западней, постройка жилища и пр.). Затем строится система трудовых действий, производящих необходимые предметы потребностей (пищевые продукты, одежда, обувь и т.д.), превращая приспособительную биологическую деятельность в деятельность трудовую по способу ее осуществления. Другими словами, труд возникает как особый способ решения биологических задач человека. В современном обществе эта связь труда и биологически важной деятельности почти не видна, в том числе и самим работающим. Субъективно труд становится важной социальной деятельностью человека, выражающей его включенность в совокупную производственную деятельность общества. Появление труда открывает возможность для общества перейти к производству условий своего существования как к главному способу жизни и социального развития. Включение человека в совокупную деятельность своего общества, а теперь и всего человечества, приводит к разделению труда, при котором работающие, как правило, производят то, что им лично не нужно. Однако поскольку любые действия и деятельность в целом должна иметь какой-то смысл для работающего, то и возникает вопрос о мотивах такой производственной активности людей, потому что никакой потребности производить детали для машин или добывать нефть у человека нет.
Включение человека в совокупную деятельность общества, порождающую различные профессии, превращает труд в особую социальную деятельность, становящую частью социальной жизни человека. Потребности человека в условиях своей жизни, в первую очередь социальных условиях, удовлетворяются любой по содержанию деятельностью (путем обмена результатами труда). Однако трудовая деятельность стала средством решения различных социальных и личностных задач человека (самооценка и оценка обществом, положение в обществе и т.д.). Это обеспечивает полимотивацию труда.

Ключевые слова: трудовая деятельность, трудовые действия, смысл действий, потребность, мотив, побуждение.

 

Зачем вообще нужна наука?

Тхостов А.Ш.

Рассматривается проблема ценностных оснований науки в контексте снижения социального значения науки, статуса ученого и размывание его самоидентификации в современном обществе. Обсуждаются субъективный статус ученого, значимость и ценность его деятельности, различные варианты социального и субъективного значения науки: наука как рынок, как арсенал, как храм. Анализируются причины снижения статуса академической науки во всех сферах знания, что особенно заметно в области гуманитарных наук. Выделяется символическое значение науки, связанное с исторически сложившимся статусом ученого, обладающего особыми знаниями и качествами. Именно сохранение и доминирование символического значения науки при снижении ее объективной ценности приводит к парадоксальной ситуации расширения возможностей фальсификации научных знаний, дискредитации научных званий и замены их на чисто декоративные статусные знаки.

Ключевые слова: наука, символическое значение науки, ценностные основания.

 

Человекознание Б.Г. Ананьева как методология в психологической науке

Панферов В.Н., Сикевич З.В.

Рассматривается методологический потенциал принципа целостности в человекознании Б.Г. Ананьева. Он является гносеологической основой интегрального синтеза психологии человека в комплексных исследованиях его психической организации, а также в междисциплинарном познании человека. По результатам исследований человека в этнологии, антропологии, психологии и социологии определены формы целостного проявления этничности как физического типа индивида и психологического типа личности в его внешнем облике, социальной перцепции и социальном взаимодействии людей.
Методология человекознания Б.Г. Ананьева позволяет рассматривать всю эмпирическую феноменологию проявления этничности в целостном конструкте врожденных (индивидных), прирожденных (личностных) и приобретенных (субъектных) свойств человека и общностей, констелляция которых образует феномен типовой индивидуальности.
Индивидные особенности «физического типа» во внешнем облике человека являются знаковой основой его идентификации в социальной перцепции. В процессах восприятия людьми друг друга внешний облик превращается в знаково-символический комплекс, содержащий многочисленные значения свойств человека как объекта/субъекта познания в качестве партнера локальных и широких контекстов социального взаимодействия.
Это взаимодействие детерминировано условиями природной, предметной и социальной среды, в процессе которого формируются многочисленные способы адаптации к ней и для себя. Эти способы объективируются в образе жизни, хозяйственной деятельности, в языке, ритуалах, обычаях, традициях и других формах этнической культуры. В них представлено социально-психологическое содержание человеческих отношений в виде ментальных стереотипов поведения и деятельности, которые формируются в семье и контактных группах при непосредственном общении по законам коллективного бессознательного.
На примере междисциплинарного синтеза результатов познания этничности в этнологии, антропологии, психологии и социологии раскрывается эвристический потенциал методологии человекознания Б.Г. Ананьева. Научная продуктивность методологии интегрального синтеза расширяет горизонты познания человека и определяет историческое значение самого ученого.

Ключевые слова: «физический тип», интегральный синтез, внешний облик, фенотип, индивид, личность, индивидуальность, субъект, социальная перцепция, социальное взаимодействие, объективация, этничность.

 

Хохлов Н.А., Ковязина М.С.

Межполушарные и внутриполушарные межмодальные перешифровки как фактор выраженности математических способностей в юношеском возрасте

Статья посвящена исследованию межполушарных и внутриполушарных межмодальных перешифровок, эффективность которых обусловливает вариативность математических способностей в юношеском возрасте. Предыдущие исследования авторов показали, что сочетание показателей асимметрий, отражающих неравнозначность полушарий головного мозга в реализации моторных и сенсорных функций, сильнее связано с математическими способностями, чем отдельные латеральные признаки. Это позволило предположить, что математические способности связаны с межполушарным и внутриполушарным межмодальным взаимодействием, на произвольном уровне проявляющемся в способности перешифровывать информацию из одной модальности в другую. В исследовании участвовали 78 здоровых человек в возрасте от 15 до 25 лет (18,2 ± 2,9), из них 24 юноши и 54 девушки с образованием не ниже основного общего (девять классов). Для измерения эффективности межполушарных и внутриполушарных межмодальных перешифровок использовалась авторская методика, описываемая в статье. Диагностика математических способностей проводилась с помощью теста на математические (арифметические, алгебраические, геометрические способности) «МААГС-2015». Обнаружено, что компоненты математических способностей связаны с эффективностью межполушарных и внутриполушарных межмодальных перешифровок. Вариативность нескольких (от двух до четырех) перешифровок позволяет объяснить около четверти дисперсии математических способностей. Для математических способностей в целом наиболее существенной является эффективность перешифровок внутри правого полушария и из правого полушария в левое. Арифметические и алгебраические способности связаны с межполушарными и внутриполушарными межмодальными перешифровками сильнее, чем геометрические. При построении моделей бинарного выбора, предсказывающих наличие высоких или низких математических способностей, вероятность правильного решения составляет от 70 до 84 % для разных компонентов математических способностей.

Ключевые слова: математические способности, межмодальное взаимодействие, межполушарные отношения, дифференциальная нейропсихология.