Вопросы 
психологии   Все публикации журнала за 1980 – 1999 гг.
 Архив.Компакт-диски. Сборники статей.
 Психологический словарь

English  
новости   научная жизнь   анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

Эмпатия-отождествление и эмпатия-моделирование: о культурном конструировании двух модусов совместной деятельности

Нуркова В.В.

Проведенная аналитическая работа базируется на широком определении эмпатии как совокупности психологических и поведенческих ответов на опыт другого человека (Davis, 2004). В практике исследований эмпатии идентифицированы две разнонаправленные тенденции. Центробежная тенденция фрагментирует эмпатию на множество независимых конструктов, одна часть которых группируется у полюса автоматических эмоциональных процессов («эмоциональное заражение», «эмоциональная мимикрия», «эмоциональная имитация»), а другая – у полюса метакогнитивных процессов («эмоциональный интеллект», «теория психического», «ментализация», «mind-reading», «perspective-taking»). Центростремительная тенденция направлена на интеграцию релевантной эмпатии феноменологии в целостные модели, большинство из которых носит двухпроцессный характер. Основными методологическими проблемами существующих двухпроцессных моделей являются, во-первых, разделение форм эмпатии по содержанию результирующего психического процесса на так называемые эмоциональную эмпатию и когнитивную и, во-вторых, сужение функционала эмпатии к индукции помогающего поведения. В качестве альтернативы сформулирована функциональная гипотеза относительно антропогенетической задачи эмпатии, согласно которой она является исходно морально нейтральной и складывается в культурной эволюции как средство организации двух качественно специфичных форм совместной деятельности. Линия развития эмпатии как психологического средства объединения членов группы в единого протагониста в рамках моноролевой совместной деятельности требует достижения временной эквивалентности эмоционального состояния объекта и субъекта эмпатии. Данный тип эмпатии по цели его реализации был назван «эмпатия-отождествление». Линия развития эмпатии как психологического средства конструирования полиролевой совместной деятельности, наоборот, предполагает одновременное сосуществование двух качественно различных перспектив, где эмпатирующий субъект стремится создать в своем сознании репрезентацию модели состояния сознания познаваемого субъекта. Данный тип эмпатии назван «эмпатией-моделированием». Следствием гипотезы о различных целях этих типов эмпатии в культурной эволюции является тезис о своеобразии систем сообразных им культурных средств при становлении эмпатииотождествления и эмпатии-моделирования как высших психических функций.

Ключевые слова: эмпатия, культурно-эволюционный подход, совместная деятельность, высшая психическая функция, эмоциональное заражение, теория психического.

 

Становление субъекта: от бессубъектности к метасубъектности

Плющ А.Н.

 

Предложена модель развития психологии субъекта, который анализируется в контексте жизнедеятельности. В связи с тем, что в основе каждого исследовательского метода изначально предполагается некий контекст функционирования субъекта, предложено создание интегративного метода, позволяющего охватить субъекта в многочисленных контекстах. В процессе конкретного научного исследования ученый, занимая метапозицию, создает исследовательский инструмент, включающий частные методы, что предоставляет возможность совмещать описания, полученные этими методами, для построения сложных теоретических моделей. Подобная логика используется и при создании модели субъекта и его субъектности. В ходе жизнедеятельности индивидуум конструирует социальное пространство, состоящее из коллективных субъектов различной сложности организации, от простейших с одним уровнем управления до сложноорганизованных с дополнительными уровнями управления. Субъект доопределяет собственную субъектность в зависимости от выполняемой роли в организации дея тельности коллективного субъекта. При использовании бинарной методологии, в основе которой лежит дихотомия «объект – субъект», субъектность определяется с помощью ее противопоставления конструкту «бессубъектность». Использование синергетической методологии, в рамках которой заложена дифференциация контекста функционирования субъекта, опирается на трехмерную оптику: объект – субъект – метасубъект, что позволяет проследить эволюцию субъектности: протосубъектность – субъектность – метасубъектность, вызванную изменением роли субъекта в организации деятельности коллективного субъекта. Учитывая, что сложноорганизованная деятельность образует последовательность решения задач нарастающей сложности, вполне возможна ситуация, когда индивид считает себя субъектом деятельности, но при этом «таскает каштаны из огня» для других, если не может реконструировать всю цепочку целей этой деятельности. Показано, что использование бинарной методологии как инструмента анализа русской культуры, который не предусмотрен для анализа контекстуально сложных объектов, приводит к выводам о ее бессубъектности. Следование традициям культурно-исторической психологии, которая базируется на методологических установках, вытекающих из духа русской культуры,предоставляет возможность дополнить представления о «бессубъектности» русской культуры представлениями о ее «метасубъектности».

Ключевые слова: контекст, объект, субъект, метасубъект, бессубъектность, протосубъектность, субъектность, метасубъектность.

 

Личностные черты и интеллект как факторы успешности в школьном обучении

Малых С.Б., Тихомирова Т.Н.

Представлены результаты анализа совместного влияния личностных черт Большой пятерки и флюидного интеллекта на общую академическую успешность, рассчитанную на основе оценок по математике, русскому языку и биологии. В работе также описаны результаты исследования половых различий по всем анализируемым признакам. В исследовании приняли участие 300 старших школьников из одной общеобразовательной организации в возрасте от 14,50 до 17,75 лет (среднее значение возраста – 15,99; 50,7 % юношей). Для диагностики личностных черт: нейротизма, экстраверсии, открытости опыту, сотрудничества и добросовестности – использовался опросник личностных черт «Revised NEO Personality Inventory» в русскоязычной адаптации. Флюидный интеллект измерялся с помощью теста «Стандартные прогрессивные матрицы». Данные обрабатывались методами однофакторного дисперсионного анализа, корреляционного анализа и моделирования структурными уравнениями при контроле пола и возраста. Согласно результатам дисперсионного анализа, среди личностных черт наибольшие половые различия с преимуществом девушек получены для открытости опыту с размером эффекта в 16 %, наименьшие – для нейротизма и экстраверсии (по 5 % дисперсии). По показателю флюидного интеллекта не обнаружено половых различий. Показано также, что половые различия в пользу девушек получены для всех показателей успешности в школьном обучении, основанных на оценках учителей: с наибольшей разницей в 11 % по биологии, с наименьшей – по математике (2 % дисперсии) и русскому языку (1 %). Согласно результатам структурного моделирования наилучшим образом описывает эмпирические данные теоретическая модель, в соответствии с которой экстраверсия отрицательно, а открытость опыту положительно связаны с интеллектом, а он, в свою очередь, вносит вклад в показатель общей академической успешности. В то же время, согласно этой модели, добросовестность является единственной из личностных черт Большой пятерки, которая вносит вклад в индивидуальные различия по академической успешности вне зависимости от уровня развития интеллекта. Эта модель совместного влияния личностных черт и интеллекта на успешность в обучении является универсальной и для девушек, и для юношей старшего школьного возраста. Результаты исследования интерпретируются в контексте инвестиционной теории и терминах компенсаторных механизмов развития психологических признаков.

Ключевые слова: Большая пятерка личностных черт, флюидный интеллект, успешность в школьном обучении, старший школьный возраст, структурное моделирование.

 

Информационная социализация студентов в транзитивном мире

Марцинковская Т.Д., Преображенская С.В.

Представлен анализ информационного, социального и личностного пространств, в которых происходит социализация современной молодежи. Теоретико-методологический обзор современных работ, посвященных информационной социализации, показывает, что изменения, происходящие в транзитивном мире, затрагивают все сферы социализации и коммуникации в сетевом пространстве Интернета. В то же время для выявления не только феноменологии, но и закономерностей, определяющих процесс социализации в реальном и сетевом пространствах, необходимо изучение как динамики всех сфер социализации, так и отношения к разным аспектам реального и сетевого миров. Это актуализирует понятие внутренней формы психологического хронотопа, который фокусируется именно на переживании отдельных сфер разных пространств: личностного, социального, сетевого, а также настоящего и будущего времени.
В эмпирическом исследовании динамики информационной социализации и отношения к себе и к своему будущему было проведено сравнительное изучение информационных выборов, идентичности и отношения молодых людей – студентов I курсов московских вузов (N = 60) к будущему. Полученные в 2019 г. результаты сравнивались с данными 2017–2018 гг. (N=120) , также полученными на первокурсниках московских вузов. Эти материалы показали, что содержание информационных предпочтений, как и степень доверия к Интернету, в отличие от других источников информации, осталось практически неизменным. Студенты выбирают в качестве основного источника информации сетевые ресурсы и доверяют именно той информации, которая получена из Интернета. Выбор информационных ресурсов также остался практически неизменным. Тем более интересными стали серьезные изменения в содержании идентичности, из которой практически полностью ушли личностные и ролевые самоописания, связанные с Интернетом. При этом сохранилась тенденция к замене виртуальной идентичности реальной в процессе интернет-коммуникации, а тенденция к персонализации в общей структуре идентичности стала еще более отчетливой. Серьезную озабоченность вызывают данные о нарастании пессимистических ожиданий, связанных с будущим, которые не были отчетливо выражены еще два года назад.

Ключевые слова: информационная социализация, информационное и сетевое пространство, психологический хронотоп, идентичность.

 

Роль коллективистских и индивидуалистских ценностей в представлениях молодежи о стране

Воскресенская Н.Г.

Представлены результаты исследования особенностей ценностей студенческой молодежи и ее ассоциаций с понятием «Россия» с целью уточнения роли ценностной направленности в формировании социальных представлений. Было выдвинуто предположение, что ориентация на индивидуалистские ценности влияет на восприятие страны с позиций своего личностного роста, тогда как опора на коллективистские ценности отражается в восприятии студентами государства и его социальных институтов, в первую очередь, с точки зрения защиты от возможных угроз, особенно актуальных в ситуации ухудшения уровня благосостояния населения. В исследовании использовались опросник ценностей С. Шварца и метод свободных ассоциаций, для интерпретации которых был применен контент-анализ с опорой на методику П. Вержеса. Выборку составили 100 студентов-нижегородцев в возрасте 21–22 лет. Всего было собрано и проанализировано 5181 ассоциация, касающаяся политической власти в России, национальных угроз, традиций, а также прошлого, настоящего и будущего страны. Выявлено, что девушки чаще юношей в числе значимых выделяют коллективистские ценности; они более экспрессивны при восприятии национальных угроз, строят более оптимистичные прогнозы на будущее. Юноши более склонны к персонификации угроз и придают меньшее значение традициям, направленным на укрепление семьи. В процессе факторного анализа было выделено семь групп студентов: две с коллективистскими ценностями в числе значимых, две – с индивидуалистскими, три – со смешанными ценностями. В ходе исследования на уровне статистической значимости выявлены различия в представлениях студентов с выраженной ориентацией на коллективизм или индивидуализм. Так, обнаружено, что «индивидуалисты» смотрят в будущее с бoльшим оптимизмом, а «коллективисты» акцентируют внимание на трудностях, с которыми столкнулась страна в прошлом. В характере ассоциаций, полученных в группах студентов со смешанным типом ценностной направленности, специфических тенденций обнаружено не было. Выдвинуто предположение о том, что внутреннее напряжение, вызванное ценностными конфликтами, связано с незрелостью социальных представлений, проявляющейся в склонности давать стереотипные ответы.

Ключевые слова: социальные представления, коллективистские ценности, индивидуалистские ценности, метод свободных ассоциаций, опросник Шварца.

 

Особенности ценностной сферы студентов с разным уровнем субъективного благополучия

Даниленко О.И., Цатурян К.А.

Цель работы – выявить и проанализировать особенности ценностной сферы лиц с разным уровнем субъективного благополучия. Выборка включала 115 студентов вузов, из них 63 девушки и 52 юноши. Возраст от 18 до 25 лет. Опрос проводился анонимно и добровольно посредством социальной сети. Использованы опросники «Уровень соотношения ценности и доступности в различных жизненных сферах» (УСЦД) Е.Б. Фанталовой; «Шкала субъективного благополучия» (ШСБ) (авторы: А. Перрудет-Бадо, Г. Менделсон, Й. Чиче); «Шкала удовлетворенности жизнью» (ШУДЖ) Э. Динера. Для обработки данных применены описательные статистики, корреляционный анализ, кластерный анализ методом к-средних, дисперсионный анализ ANOVA. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программы SPSS 22.0. Кластерный анализ позволил учесть показатели методик ШСБ и ШУДЖ в итоговом показателе субъективного благополучия, на основании которого выделены группы с высоким, средним и низким уровнем субъективного благополучия. Выявлено, что состав приоритетных по значимости ценностей в группах с высоким и средним уровнем субъективного благополучия практически идентичен. Сюда входят счастливая семейная жизнь, любовь, наличие хороших и верных друзей. Принципиально отличается от него список приоритетных ценностей лиц с низким уровнем субъективного благополучия: уверенность в себе, материально обеспеченная жизнь, свобода как независимость в поступках и действиях. У студентов с низким уровнем субъективного благополучия выявлено значительное рассогласование в оценках значимости и доступности личностных ценностей. Особенно уязвимым делает эту группу высокий уровень значимости материально обеспеченной жизни при том, что оценка доступности этой ценности такая же, как у субъективно более благополучных. Другая уязвимость кроется в крайне низкой оценке уверенности в себе при чрезвычайно высокой оценке значимости этой личностной характеристики. Эти данные могут быть полезными для преподавателей, консультантов и всех, кто заботится о психологическом состоянии учащихся вузов.

Ключевые слова: субъективное благополучие, студенты, личностные ценности, ценностная сфера, значимость и доступность ценностей.

 

Доминанта и творчество

Мелик-Пашаев А.А.

Способность к творчеству (одаренность) является сущностной характеристикой человека, проявлением изначально присущей ему «внутренней энергии души» (В.В. Зеньковский). В то же время атрибуты спонтанности и свободы, неотъемлемые от полноценного творческого акта, препятствуют изучению творчества в свойственной науке каузальной логике, в условиях эксперимента и с применением измерительных процедур. Поэтому, в частности, психометрические исследования креативности и дивергентного мышления как ее основного показателя не могут дать надежного прогноза возможностей человека в реальной творческой деятельности.
Альтернативный подход предполагает опору на целостную, «системообразующую» характеристику человека как творческой личности. Анализ психологических исследований, биографических данных и интроспективного опыта выдающихся творцов в разных областях культуры приводит к выводу, что основой полноценного и успешного творчества являются полнота погруженности и то «смысложизненное» значение, которое имеют для человека его деятельность в избранной области; его стремление «переводить в нее свою жизнь». В силу этого складывается соответствующая доминанта, которая модифицирует одновременно и психику человека, и картину мира, в котором он живет и творит. Она преобразует нейтральные (не специализированные) психологические качества человека в актуальные способности к данному виду деятельности и одновременно, действуя аналогично доминанте физиологического уровня, трансформирует эффект воздействия повседневных впечатлений, извлекая из них именно то, что отвечает ее запросу. В результате разнообразный жизненный опыт человека превращается в повод и материал для зарождения и воплощения творческих замыслов в науке, искусстве или какой-либо другой области. Это, в частности, позволяет поновому осмыслить те случаи «инсайта», когда его вызывают явления, с рациональной точки зрения не имеющие ничего общего с возникающей идеей или образом.
Автор соотносит свою позицию с задачами развития одаренности в педагогической практике и обосновывает утверждение, что для воспитания творческой личности в какой бы то ни было сфере деятельности плодотворно раннее и полноценное приобщение детей к художественному творчеству, поскольку эстетическое отношение к миру воспитывает чувство сопричастности, родства со всеми явлениями бытия, чуткость к тем сторонам действительности, которые не представляются значимыми в контексте повседневности, но могут способствовать зарождению и оформлению творческих замыслов.

Ключевые слова: творчество, «внутренняя энергия души», одаренность, доминанта, инсайт, креативность, дивергентное мышление.

 

Болезнь как социокультурный синдром: между природой и культурой (к постановке проблемы)

Тендрякова М.В.

В статье ставится вопрос о культурных факторах, влияющих на различного рода заболевания, и о путях взаимодействия природы и культуры в этой сфере. Ни одна болезнь не воспринимается обществом только как физическое состояние организма, но обязательно осмысливается и представляется в категориях культуры, т.е. семиотизируется. В противном случае в обществе не возникнет ни дискурса болезни, ни стратегии ее преодоления. Культура ставит диагноз девиантному поведению и/или состоянию, решая, чтo является болезнью, которая требует лечения, а чтo – порчей, одержимостью или обретением шаманского дара. Культура задает не только объяснение и отношение к болезни, ее клиническую экспликацию, но и обстоятельства, которые могут ее спровоцировать. К факторам, влияющим на возникновение заболеваний прямо или косвенно, можно отнести широкий круг явлений, таких как система представлений, норм, ценностей, табуаций и связанных с ними фобий, которые могут провоцировать различные культурно-обусловленные синдромы. Религиозные предписания, брачные нормы, принципы эндогамии/экзогамии, этноцентристские установки открывают или закрывают шлюзы для притока нового генетического материала, тем самым влияя на вероятность возникновения и частоту тех или иных наследственных патологий в сообществе. От многообразных культурных практик также будет зависеть картина инфекционных заболеваний и скорость их распространения. Таким образом, в ряде случаев культура оказывается первичной по отношению к природе, создавая почву для органических предпосылок, вызывающих разноплановые девиации, от душевных болезней до наследственных и даже инфекционных заболеваний. Это становится уникальной видовой особенностью анамнеза homo sapiens.

Ключевые слова: : индигенная психология, медицинская антропология, культурно-обусловленные синдромы, генетика популяций, кросскультурная психиатрия, болезнь как социально-исторический конструкт, девиантное поведение, душевные болезни.

 

Практика восстановительного обучения в военные годы: факты из научной биографии П.Я. Гальперина

Степанова М.А.

Предметом изучения вклада отечественных психологов в победу в Великой Отечественной войне выступила их работа в эвакогоспиталях. Автор обращается к фактам научной биографии П.Я. Гальперина в период с начала войны и до возвращения из эвакуации в 1943 г. Война застала П.Я. Гальперина в Харькове, откуда он в сентябре 1941 г. вместе с Украинским психоневрологическим институтом был эвакуирован в Тюмень, а затем в 1943 г. переехал в пос. Кауровка и стал работать в созданном А.Н. Леонтьевым реабилитационном центре по восстановлению движений после ранений. Практическая работа в эвакогоспиталях сопровождалась научными исследованиями в области восстановления нарушенных в результате ранений функций. Если А.Р. Лурия занимался изучением восстановления психических процессов после поражений мозга, то А.Н. Леонтьев и П.Я. Гальперин проводили аналогичную работу по восстановлению движений после поражений двигательных функций. Результаты исследований обсуждались на конференциях, проходивших в годы войны и послевоенные годы, а впоследствии получили отражение в научных публикациях. Специально анализируются устные и письменные выступления П.Я. Гальперина по данной тематике.
Предпринята попытка показать, как обобщение П.Я. Гальпериным опыта работы в эвакогоспиталях связано с его последующими исследованиями по формированию умственных действий и понятий. Внимание П.Я. Гальперина к изучению условий, способствующих эффективному восстановлению двигательных функций, свидетельствует о разработке им в годы войны вопросов мотивационной стороны деятельности, а создание уже в 1950-е гг. шкалы поэтапного формирования умственных действий имеет непосредственное отношение к исследованию операционально-технической стороны деятельности. Последнее позволило П.Я. Гальперину сделать вывод о возможности применения его подхода в практике восстановительного обучения. Проведенные П.Я. Гальпериным исследования в области восстановительного обучения касались двух аспектов общепсихологического деятельностного подхода, что лишний раз свидетельствует в пользу разработки им деятельностной психологии.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, восстановительное обучение, восстановление движений, теория П.Я. Гальперина, научная биография П.Я. Гальперина, деятельностный подход, история психологии.

 

Структура и динамика образа трудной жизненной ситуации

Битюцкая Е.В.

Статья представляет собой аналитический обзор проблемы образа (репрезентации) трудной жизненной ситуации (ТЖС). Текст состоит из трех частей. В первой части проводится анализ ТЖС как психологической категории. Показано, что ТЖС используется в отечественной психологии в качестве аналога понятий «негативное жизненное событие», «стрессор», применяемых в англоязычной литературе. Сравнение этих понятий позволяет выявить различия, которые связаны с большей широтой понятия ТЖС; его возможностями для описания не только отрицательных переживаний и последствий ситуации, но и привлекательных сторон трудности. Анализируются характеристики ТЖС, представленные в российской литературе: нарушения адаптации, рассогласование целей и возможностей субъекта, высокие требования к ресурсам человека, позитивные последствия. Выделяются два основных признака ТЖС: необходимость высоких затрат усилий (1) при значимости ситуации для человека (2). Во второй части статьи описываются направления исследований, в рамках которых изучаются репрезентация ситуаций как самостоятельный предмет и ее отдельные аспекты: когнитивное оценивание, смысловые составляющие копинга, компетенции решения проблем. Обсуждаются возможности концепции образа мира А.Н. Леонтьева для анализа данной темы. Определяются элементы структуры образа ТЖС. В третьей части статьи обозначаются те явления и процессы, которые описывают динамику образа ТЖС – одну из наименее изученных областей современной психологии: процессы переживания, понимания ситуации, а также свойства образа (адекватность/искажения, полнота/узость, гибкость/ригидность, степень осознанности).

Ключевые слова: образ трудной жизненной ситуации, восприятие, репрезентация, копинг, смысл, когнитивное оценивание, образ мира, структура, динамика.

 

Природа нейросемантических репрезентаций: стимулы, значение и личностный смысл

Величковский Б.М., Зайдельман Л.Я., Котов А.А., Носовец З.А., Ушаков В.Л., Заботкина В.И.

Данная работа продолжает начатые несколько лет назад исследования семантики русскоязычного нарратива с помощью инструментов компьютерной лингвистики и методов нейровизуализации. В частности, метод функциональной магниторезонансной томографии (фМРТ) позволил изучить повоксельную (BOLD: blood-oxygenation level-dependent) активацию мозга семи специально отобранных испытуемых. Критериями отбора были максимальная вовлеченность в прослушивание и понимание пяти коротких нарративов. С точки зрения первого лица они описывали потенциально угрожающие ситуации из новейшей российской истории и их разрешение. На основании редукции 997-мерного пространства семантики слов-стимулов до четырехмерного, образованного главными компонентами факторного анализа матрицы пересчета значения слов в активность 10 000 вокселей мозга, и последующей иерархической кластеризации была выделена устойчивая система 12 кластеров, которые описывали различные аспекты ситуаций из использованных нами нарративов. Эти нейросемантические кластеры образовывали относительно замкнутую систему, описывающую разные аспекты пространственно-временных и событийных характеристик нарративов, а также ментальные состояния и процессы. Во второй части работы был проведен расчет семантической близости слов-признаков, использовавшихся в качестве семантических измерений слов нарративов, к центральным точкам 12 эталонных кластеров. Это позволило нам впервые рассчитать типичную нейрофизиологическую локализацию активности вокселей для списка из 1000 высокочастотных слов (существительных и глаголов) современного русского языка. Выборка из первых 25 входящих в этот список понятий приводится в работе. Список в целом находится на сайте проекта РНФ №17-78-30029. Разнообразие этих слов свидетельствует о том, что семантическая система в ее функционировании дает широкий спектр примеров конкретных и абстрактных, относительно стабильных и гибко меняющих в соответствующем контексте свое значение понятий. Полученные нами данные отличаются от статичных моделей семантической памяти, предполагая изначальную контекстную зависимость («ситуативность») мозговых репрезентаций. Они также свидетельствуют о немодулярности нейросемантических репрезентаций и об универсальности принципов, которые определяют мозговую локализацию лексики в конкретных языках. Значение этих новых данных для психологии, лингвистики и физиологии еще предстоит полностью оценить в дальнейших междисциплинарных исследованиях. 

Ключевые слова: нарратив, лексическая семантика, ситуативность, функциональная магниторезонансная томография (фМРТ), латерализация мозга, модулярность, кластеризация.

 

Психофизиологические закономерности формирования разных стратегий решения конфликтных ситуаций между «своими» и «чужими»

Созинова И.М., Бахчина А.В., Александров Ю.И

Целью исследования являлось изучение динамики показателей вариабельности сердечного ритма при реализации поведения, связанного с решением конфликтных ситуа ций между членами своей и чужой группы, у детей на разных стадиях онтогенеза. В ходе исследования дети 4–11 лет (N = 74) решали ряд моральных дилемм, в которых конфликт был задан между членом своей группы, которому ресурс нужен был для дополнительного блага, и членом чужой группы, которому тот же ресурс нужен был для выживания. В ходе всего эксперимента проводилась регистрация сердечного ритма как индикатора системного рассогласования (рассогласование, возникающее между ранее и позднее сформированными системами, актуализация которых связана с обеспечением поведенческих актов, обладающих конфликтующими нравственными характеристиками, т.е. в нашем случае направленных на поддержку «чужого» или «своего»). В результате были обнаружены достоверно более высокие показатели соотношения мощностей низко- и высокочастотного компонентов вариабельности сердечного ритма у детей, придерживающихся позднее сформированных стратегий решения дилемм (поддерж ка «чужого») по сравнению с детьми, придерживающихся ранее сформированных стратегий (поддержка «своего»), что указывает на психофизиологические особенности формирования «новой» моральной оценки действий. Результаты обсуждаются в связи с системно-эволюционным пониманием процессов формирования нравственного отношения к другим.

Ключевые слова: мораль, системно-эволюционный подход, системное рассогласование, дети 4–11 лет, вариабельность сердечного ритма, низко- и высокочастотные компоненты вариабельности сердечного ритма, моральные дилеммы, формирование отношений «свой–чужой».

 

Влияние сложности и условий наблюдения маршрута ручных инструментальных движений на их воспроизведение по памяти

Назаров А.И.

Статья посвящена экспериментальной разработке проблемы соотношения целого и части при формировании образа движения руки во время отслеживания испытуемыми разных по сложности пространственных маршрутов. Последние были видимы для испытуемых не полностью, а частично в пределах управляемого электронного окна разных размеров. После отслеживания испытуемые воспроизводили движения по маршруту по памяти при отсутствии внешней зрительной обратной связи. Ручные движения, ранее афферентируемые зрительно и кинестетически, при воспроизведении афферентировались только кинестетически. Результаты воспроизведений оценивались независимыми экспертами по семибалльной шкале путем сравнения эталонного и воспроизведенного маршрутов. При совместной афферентации испытуемые отслеживали все маршруты практически безошибочно. Установлено, что качество воспроизведения является убывающей функцией от сложности маршрута, причем симметричные маршруты в большинстве случаев (за исключением одного испытуемого) воспроизводятся лучше, чем случайные. Размер окна также влияет на качество воспроизведения. Обсуждаются возможная роль распределения внимания, а также взаимодействия между рабочей и долговременной памятью в формировании целостного образа серийных движений.

Ключевые слова: часть и целое, серийное действие, сенсомоторный образ, рабочая память, долговременная память.