5–6 апреля 2018 г. прошли традиционные Шпетовские чтения «Эстетическая парадигма в психологии: кросс-культурный подход (памяти Т.Г. Стефаненко)». В этом году они проходили в новом формате – в рамках международных гуманитарных чтений РГГУ на двух площадках – в Институте психологии имени Л.С. Выготского РГГУ и в Психологическом институте РАО. Разнообразная тематика выступлений была созвучна и многообразным интересам Г.Г. Шпета, так как включала и психологию, и философию, и эстетику.

В начале работы чтений в выступлениях Т.Д. Марцинковской, О.А. Тихомандрицкой и Т.П. Скрипкиной (Москва) говорилось о роли Т.Г. Стефаненко в открытии работ Г.Г. Шпета по этнической психологии для современной науки. Именно благодаря ее работам были введены в контекст современной этнической психологии крайне важные представления Г.Г. Шпета о названии этой области психологии, о формировании этнической идентичности и ее содержании.

Очень важная мысль о связи эстетической и экзистенциальной реальности была поднята в выступлении Н.В. Гришиной (Санкт-Петербург), которая обратила внимание на взаимосвязь эстетических и экзистенциальных пик-переживаний. Е.Ю. Балашова (Москва) подчеркнула важность эстетических переживаний и эстетической деятельности в поддержании творческой активности человека, а Д.А. Хорошилов (Москва) обратил внимание на значимость социального и персонального контекстов в развитии концепции эстетического, в частности в развитии представлений о драме личности в работах Г. Зиммеля и Л.С. Выготского.

Философии Г.Г. Шпета были посвящены следующие доклады: Н. Плотников (Бохум, Германия) остановился на эстетической характерологии, с нового ракурса проанализировав ее специфику и отличие от психологической эстетики. Он обсудил связи между российской и немецкой традициями в освещении понятия характера и личности, а также говорил об эстетическом, психологическом и философском основаниях работы философского отделения ГАХН. Тема немецкой и отечественной традиции в понимании проблемы субъекта и личности была продолжена в интересном выступлении Е.С. Сергиенко (Москва), которая проанализировала подходы к проблеме субъекта в трудах Г.Г. Шпета, С.Л. Рубинштейна и А.В. Брушлинского.

Связи между эстетическими представлениями Г.Г. Шпета и его коллег по работе в ГАХН были раскрыты в выступлениях П. Штайнера (Филадельфия, США) и М. Денн (Бордо, Франция). П. Штайнер раскрыл специфику эстетики Г.Г. Шпета в контексте идей философов и искусствоведов начала ХХ в. Он также показал влияние идей Г.Г. Шпета на современные представления об эстетике в литературе и языкознании. М. Денн остановилась на эстетических представлениях Г.Г. Шпета, посвященных театру и мастерству актера и режиссера. Размышления Г.Г. Шпета о возможностях эстетики в воспитании были представлены в выступлении Г.В. Лобастова (Москва).

Одной из центральных оказалась тема связи эстетических представлений Г.Г. Шпета с кинематографом – фильмами начала прошлого века и современными. Эта тема подробно освещалась в связи с вопросом о влиянии кинематографа на развитие идентичности (В.А. Колотаев, Москва), представлений о повседневности (В.Р. Орестова, Москва) и эстетике выживания в современном сложном мире (Е.В. Улыбина, Москва). В.А. Колотаев подчеркнул значимость фильмов 1930-х гг. для формирования идентичности советского человека, позитивной и нацеленной на светлое будущее и продуктивное развитие. В.Р. Орестова и Е.В. Улыбина, анализируя современные российские фильмы, отметили их влияние на формирование повседневной идентичности, которая дает возможность людям преодолеть (или привыкнуть) к сложным, изломанным и маргинальным обстоятельствам собственной жизни. Анализ онтологии кино (С.Ю. Штейн, Москва) и представлений Г.Г. Шпета о психологии ассоциаций в развитии символического языка кинематографа (А.В. Марков, Москва) придали новый ракурс дискуссии о современном кинематографе. Особенно интересной была идея А.В. Маркова о связи эстетики Г.Г. Шпета с современными ему произведениями, затрагивающими возможности языка символов.

Вопрос о возможностях новой эстетики был затронут в выступлении Т.Д. Марцинковской, которая представила новую эстетику как эстетику прекрасного/безобразного, сопоставив новые эстетические эталоны с современной ситуацией жесткой и мягкой транзитивности.

Большой интерес вызвало выступление А.Г. Асмолова (Москва), который связал между собой психофизические, психологические и филологические концепции, раскрывающие разные грани эстетической парадигмы. Его интересная идея о разработке направления «эволюции оперения» в рамках эстетики и психологии была продолжена на следующий день в выступлении А.Ш. Тхостова (Москва), который предложил в психологии связывать идею привлекательного с представлением о прекрасном и безобразном. Интересны были и сопоставления, прозвучавшие в выступлении многих ученых, между психофизическими (психофизиологическими) и психологическими исследованиями прекрасного. Участники чтений также обсуждали необходимость говорить не столько о замкнутой эстетической парадигме, сколько об открытом конструкте (Т.Д. Марцинковская), проанализировали возможности эстетической парадигмы в рамках психологии повседневности (М.С. Гусельцева, Москва) и новой оптики исследования окружающего (Н.С. Полева, Москва).

О важной для Г.Г. Шпета идее переживаний говорил Д.А. Леонтьев (Москва), показав возможности соотнесения концепции переживания с потоком М. Чиксентмихайи при разработке методов изучения переживаний. Возможности изучения эстетических образов при анализе современных виртуальных самопрезентаций были раскрыты в выступлении Е.П. Белинской (Москва).

О жизни Г.Г. Шпета в контексте тех изменений, которые происходили в нашей стране, говорилось в выступлении А.Н. Ждан (Москва). Это было крайне созвучно общей теме гуманитарных чтений, связанной с анализом тех трансформаций, которые происходили в России в начале ХХ в. Мысль о роли катарсиса в преодолении трагедии бытия прозвучала и в выступлении М.В. Ермолаевой, Д.В. Лубовского (Москва).

Одним из важных достоинств Шпетовских чтений была перекличка идей в сообщениях многих выступавших и интересная живая дискуссия, которая разворачивалась практически после каждого доклада.

В заключение Т.Д. Марцинковская поблагодарила всех собравшихся и выразила надежду на продолжение дискуссии на следующих Шпетовских чтениях 2019 г., посвященных 140-летию со дня рождения Г.Г. Шпета.

 

Т.Д. Марцинковская

Москва