Вопросы 
психологии  Все публикации журнала за 1980 - 1998 гг.
 Архив.Компакт-диски. Сборники статей.
 Психологический словарь

English  
новости  научная жизнь  анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ И СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ

 

Н.П. ЛОКАЛОВА

 

Автор подкрепляет трактовку предмета психологии, предложенную Н.И. Чуприковой, своими соображениями относительно особенностей профессионального мышления практического психолога.

Ключевые слова: предмет психологии, профессиональное мышление психолога.

 

В своей статье Н.И. Чуприкова, анализируя и обобщая взгляды философов, физиологов, нейрофизиологов, нейропсихологов на природу психики и механизмы работы мозга, формулирует предмет психологии как «...воссоздание... содержания, структуры, динамики и закономерностей отражательной и регулирующей деятельности мозга на основе детального изучения ее внешних проявлений в известных и контролируемых обстоятельствах» [2; 114]. Такое понимание оказалось весьма созвучным нашим размышлениям о специфике профессионального мышления психологов.

Осуществляя в течение более 10 лет работу по подготовке практических психологов для системы образования, мы постоянно задумывались над вопросами о том, что является главным в процессе профессиональной подготовки психологов, что делает психолога эффективным и успешным, каковы пути повышения качества подготовки психологов.

На первый взгляд, ответ очевиден: чтобы стать хорошим профессионалом, психолог должен овладеть достаточным объемом знаний, сформировать требуемые для профессиональной деятельности умения и навыки. Этого, однако, мало. Ясно также, что психологов следует обеспечивать достаточным количеством совершенных, характеризующихся высокой разрешающей способностью психодиагностических средств, но и это не будет кардинальным решением проблемы. По нашему мнению, успех в деятельности практического психолога зависит прежде всего от качественных особенностей и уровня развития процессов мышления самого психолога, поскольку эффективность его деятельности в конечном итоге определяется тем, насколько успешно он смог определить причины того или иного психологического явления, а значит, проникнуть во внутреннюю, скрытую от непосредственного наблюдения психологическую реальность.

Применяя мысль о предмете психологии, сформулированную Н.И. Чуприковой, можно сказать, что целью психодиагностической деятельности является установление соотношений между определенными внешними проявлениями отражательной деятельности и скрытой от непосредственного восприятия конкретной внутренней структурно-функциональной организацией соответствующих психических процессов. Из этого следует, что основным «инструментом» практического психолога является его собственное мышление, позволяющее такие соотношения устанавливать. То, в какой мере это удается, будет определять степень эффективности работы психолога.

Профессиональная специфика мышления психолога обусловлена прежде всего необходимостью понимания скрытых от непосредственного наблюдения внутренних механизмов и законов развития как личности в целом, так и отдельных психических процессов и состояний человека, эмоциональных переживаний, отношений, интересов, причин возникновения различных психологических проблем. Эта специфика наиболее отчетливо представлена, как нам кажется, в психодиагностической работе. В своей профессиональной деятельности психолог оперирует двумя составляющими частями объекта психодиагностического исследования, которые в поле его профессионального сознания должны находиться одновременно, — внешними (видимыми) и внутренними (невидимыми). Он строит ментальный гипотетический двухуровневый конструкт, включающий множественные теоретически возможные причинно-следственные связи между конкретными внешними проявлениями и их психологическими причинами, воссоздавая таким образом несколько возможных и на первом этапе психодиагностического процесса пока равновероятных вариантов сложившейся внутренней психологической картины. Если бы соотношения между внешними показателями любого психического акта и его внутренней психологической природой были бы зеркальны, тогда, как отмечал С.Л. Рубинштейн, психологическое познание было бы излишне. Выявление объективно сложившейся внутренней психологической картины изучаемого явления, определение одного-единственного соотношения, реально имеющего место в конкретном случае между наблюдаемыми внешними проявлениями и их внутренними причинами, возможно не иначе, как через практику использования психодиагностических средств, с помощью которых последовательно изучаются гипотетические вертикали от внешне наблюдаемых поведенческих показателей к их предполагаемым причинам.

Различные наблюдаемые показатели поведения и деятельности могут быть разными, внешне не связанными, проявлениями одних и тех же особенностей психологических процессов и качеств. Как правило, случайность и эпизодичность этих проявлений только кажущаяся. На самом деле это звенья одной цепи, между ними существует внутренняя связь, которую нельзя понять, рассматривая эти проявления в отдельности, сами по себе, что приводит к различным их истолкованиям (С.Л. Рубинштейн). Лишь объединив эти проявления в определенную систему причинно-следственных отношений, в которую данное явление включено и в рамках которой оно реализуется, можно путем теоретических размышлений установить внутренние психологические особенности, являющиеся непосредственной причиной этих разнообразных внешних проявлений.

Можно утверждать, что на сегодняшний день задача целенаправленного формирования профессионального психологического мышления четко не осознана и не сформулирована как одна из приоритетных задач вузовской подготовки. Лишь с накоплением опыта психологической работы мышление специалиста в той или иной степени приобретает профессиональные качественные характеристики. Об этом свидетельствуют и эмпирические данные, полученные при изучении процесса решения практическими психологами образования диагностических задач как одного из видов их профессиональной деятельности [1], и результаты наших наблюдений за особенностями протекания мыслительной деятельности у студентов-психологов в процессе их профессиональной подготовки на основе анализа устных ответов на экзаменах и письменных работ (отчетов, контрольных).

Так, одним из существенных недостатков профессионального мышления психологов является смешивание показателей, относящихся к пространству внешних проявлений психической деятельности, и показателей, связанных с содержанием психологических процессов, протекающих на внутреннем, скрытом от непосредственного наблюдения, уровне. Другим недостатком, также встречающимся достаточно часто, является малое количество выдвигаемых теоретически обоснованных гипотез о причинах подвергаемых анализу психологических явлений, их узкая, ограниченная направленность, а нередко и шаблонность их формулирования даже для разных случаев. Чтобы повысить уровень профессиональной подготовки студентов-психологов, необходимо не только расширять используемый психологами арсенал психодиагностических средств и отрабатывать логическую сторону диагностического мышления [2]. С нашей точки зрения, гораздо важнее сформировать саму мыслительную деятельность психологов, такие ее качества, как системность, дифференцированность/интегрированность, постоянную и общую направленность на познание внутренних психических процессов, их особенностей и структурной организации на основании анализа различных внешних поведенческих проявлений во всей их целостности, многогранности и многомерности.

Так получилось, что представления Н.И. Чуприковой о предмете психологии, основывающиеся на данных различных наук о человеке, и наши представления о специфике профессионального психологического мышления, базирующиеся на содержательном анализе деятельности практического психолога, оказались совпадающими. Это совпадение позиций двух авторов, идущих от, можно сказать, противоположных точек пути — от теории и от практики, — характеризует предложенную Н.И. Чуприковой трактовку предмета психологии (в отличие от его определений в различных учебниках) как содержательно теоретически обоснованную, ясную и удобную для практического использования в профессиональной деятельности психолога, а не как чисто умозрительные построения или абстрактное теоретизирование.

 

1. Ануфриев А.Ф., Костромина С.Н. Решение диагностических задач практическим психологом в системе образования // Вопр. психол. 2000. № 6. С. 26–37.

2. Чуприкова Н.И. Психика и предмет психологии в свете достижений современной нейронауки // Вопр. психол. 2004. № 2. С. 104–118.