Вы находитесь на сайте журнала "Вопросы психологии".  Заглавная страница сайта... 

155

 

ГАНС ЙОРГЕН АЙЗЕНК

 

 

4 сентября 1997 г. умер Ганс Йорген Айзенк - ученый, имя которого уже давно известно любому психологу в мире. Его работы на протяжении 50 лет составляли славу британской психологической науки.

Г. Айзенк родился в Берлине 4 марта 1916 г. в семье, интересы которой были максимально далеки от науки: его мать была киноактрисой, звездой немого кино, снявшейся в 40 фильмах, отец - популярным конферансье. Сам Г. Айзенк никакой тяги к артистической карьере не испытывал. Всегда считавшийся талантливым, но не слишком прилежным учеником, он, очень рано прочитав об исследованиях Э. Резерфорда, решил, что делом его жизни может быть только физика.

Закончив в 1934 г. школу, он собирался поступать на физическое отделение Берлинского университета, но выбор профессионального пути в нацистской Германии был неразделимо связан с выбором политических взглядов. Поступление в университет на столь притягательное для него физическое отделение оказалось возможным только при условии вступления в СС. Условие не было общим для всех студентов, но от Г. Айзенка, независимого в своих суждениях и не скрывавшего отвращения к национализму и симпатий к социалистам (убеждения этого периода он сам назвал срединными между социалистическими и коммунистическими), власти потребовали демонстрации лояльности существующему режиму. "Проблема выбора передо мной не стояла. Я знал, что не смогу жить в этой форме", - написал Г. Айзенк позже в своей автобиографической книге. Оставался один путь - эмиграция.

Весной 1934 г. он уехал во Францию, а спустя несколько месяцев - в Англию. Началась эмигрантская жизнь и все то, что ей сопутствует: необходимость привыкнуть к другой культуре, негативизм окружающих, предельно скромное существование, репетиторство как основной источник дохода, а позже (с началом войны) - угроза интернирования, ограничение в правах, проблемы с получением права на работу в Англии, отказ в праве служить в армии и воевать с нацизмом.

Весной 1935 г. Г. Айзенк поступил в лондонский университет, блестяще сдав экзамены и по-прежнему намереваясь изучать физику. Но этому намерению не суждено было осуществиться. Выбор факультетов в Лондонском университете жестко определялся тем, какие вступительные экзамены сдавались. Г. Айзенк этого не знал (в Германии правила были другими), и оказалось, что для специализации по физике им сданы не все обязательные предметы. Откладывать поступление на следующий год он не мог, поскольку был весьма ограничен в средствах. Оставалось выбирать из тех факультетов, которым "подходили" сданные экзамены. Таким факультетом оказался психологический.

Изучение психологии Г. Айзенк начал на психологическом отделении Лондонского университета, созданном Ч. Спирменом; отделение, которое в то время возглавлял С. Берт, было ориентировано на психометрические исследования. Одной из первых работ, выполненных Г. Айзенком на этом отделении, было сравнение двух подходов к исследованию интеллекта: Ч. Спирмена, выделившего фактор общих способностей, и Л. Терстона, рассматривающего в структуре интеллекта ряд независимых способностей. Наши представления о том, что между двумя этими подходами не существует непримиримого противоречия, базируются на той давней студенческой работе Г. Айзенка.

 

156

 

В 1938 г. Г. Айзенк получил звание бакалавра и был признан лучшим студентом на своем курсе. В 1940 г. он защитил докторскую диссертацию, руководителем которой формально являлся С. Берт, но которая по сути была полностью самостоятельной работой. Посвящена она была экспериментальной эстетике и включала в себя исследования по восприятию (от простейших фигур до произведений искусства).

Закончив обучение, Г. Айзенк поступил психологом-исследователем в госпиталь, носящий имя Генри Маудсли, психиатра викторианской эпохи (это имя известно у нас по названию диагностического опросника, созданного Г. Айзенком). Руководитель госпиталя О. Левис планировал создать при Лондонском университете Институт психиатрии, задачами которого являлись бы диагностика, изучение и лечение неврозов, психозов и мозговых нарушений. Самостоятельные и энергичные исследователи (психологи и психиатры), которых он набирал в штат госпиталя, должны были, по его замыслу, стать ядром нового института.

Когда планы О. Левиса стали реальностью и был открыт Институт психиатрии, Г. Айзенку предложили возглавить в этом институте отделение психологии. С этого времени, т.е. с 1955 г., жизнь Г. Айзенка была неразрывно связана с Институтом психиатрии.

Удивительна широта научных интересов Г. Айзенка. Пожалуй, нет другого психолога в мире, которому удалось бы сделать так много в столь разных областях психологии.

После защиты диссертации он начинает исследования структуры свойств личности. Именно этой теме посвящены его первые книги ("Измерения личности", 1947; "Научное изучение личности", 1952; "Структура личности человека", 1952). В те годы появилась столь хорошо знакомая психологам триада личностных свойств Г. Айзенка - экстраверсия-интроверсия, невротизм и психотизм, - исследование которой он не прекращал до последних дней своей жизни.

Специалистам хорошо известны работы Г. Айзенка, выполненные в контексте клинической психологии, - по тревожности и истерии, по выделению типов личности, имеющих склонности к различным соматическим заболеваниям. Он многое делал для развития поведенческой (бихевиоральной) терапии, занимаясь разработкой ее теории, популяризацией и непосредственно терапевтической работой, в частности лечением раковых больных. По его инициативе с 1960 г. стал издаваться журнал "Поведенческие исследования и терапия" (Behavioural Research and Therapy).

Он изучал психофизиологические основы интеллектуальной деятельности и создал "биологическую" теорию интеллекта, которая базируется на предположении о том, что в основе интеллекта лежит скорость прохождения импульса по "каналам нервной связи".

На протяжении всей жизни Г. Айзенка интересовали биологические, и в частности наследственно обусловленные, истоки индивидуальных различий. Он всегда был активным и последовательным сторонником генетических исследований психических функций и, будучи человеком действия, стал одним из организаторов Лондонского близнецового исследования, выполненного в контексте генетики поведения.

В последние годы жизни Г. Айзенк создал теорию креативности, в соответствии с которой процессы активации рассматриваются как фундаментальная основа и личностных, и когнитивных составляющих креативности (к первым из них он относил психотизм, а ко вторым - преимущественно ассоциативные процессы).

При всем многообразии тематики исследований Г. Айзенк никогда не изменял главной теме своего научного поиска - исследованию индивидуальных различий. Какая бы психологическая реальность ни становилась предметом его исследования, какие бы экспериментальные схемы и методы им ни использовались, цель всегда была одна - понять, в чем проявляются различия между людьми и какова причина этих различий. В 1979 г. им был основан журнал "Личность и индивидуальные различия" (Personality and Individual Differences), предназначенный для публикаций именно по этой тематике и призванный объединить исследователей этой психологической области. Он многое сделал для создания Международного общества по изучению индивидуальных различий (ISSID), восьмая конференция которого (последняя, на которой присутствовал Г. Айзенк), состоялась за полтора месяца до его ухода из жизни.

Г. Айзенк был исключительно продуктивен. Им (одним или в соавторстве) написано более 70 книг. К его работам обращались и еще долго будут обращаться психологи, занимающиеся самыми разными проблемами. Неизменным предметом его гордости было то, что индекс цитирования его работ оказывался всегда одним из самых высоких в мире. Вместе с тем очевидное признание работ Г. Айзенка психологическим сообществом никак не проявлялось в официальном признании его заслуг. Только в самом конце своей научной карьеры (в 1988 и 1993 гг.) он был удостоен наград Американской психологической ассоциации. Британская официальная наука не успела сделать и этого.

Имя Г. Айзенка известно в нашей стране; он сам бывал в Москве и выступал перед сравнительно небольшими аудиториями. Был период, когда его работы было принято обсуждать в резко критическом тоне, что вызывало ощущение неловкости у тех, кто их читал и, соглашаясь или не соглашаясь с Г. Айзенком, не мог не оценить его исключительную эрудицию, прозрачную ясность его теоретических построений, четкость и доказательность изложения.

 

157

 

Одно время исследование индивидуальных различий в нашей стране было содержательно очень близко к тому направлению, которое реализовывал Г. Айзенк. Читая работы 70-х гг. (и отечественные, и Г. Айзенка), отчетливо видишь, каким интересным могло бы быть их взаимное обсуждение, какими продуктивными могли бы быть научные контакты. Жаль, что этого не случилось.