Вопросы 
психологии   Все публикации журнала за 1980 - 1998 гг.
  Архив. Компакт-диски. Сборники статей.
  Психологический словарь

English  
новости  научная жизнь  анонсы  прайс  о журнале  тематическая подборка статей

НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ ПСИХОЛОГИИ

 

Е.Н. СОКОЛОВ

 

Предлагается гипотеза, согласно которой все множество нервных клеток можно разделить на две группы: нейроны, связанные непосредственно с сознанием (нейроны сознания), и нейроны, обеспечивающие работу нейронов сознания, но сами непосредственно с сознанием не связанные.

Ключевые слова: нейронаука, психология, нейроны сознания.

 

В своей статье [2] Н.И. Чуприкова предлагает считать предметом и задачей психологии построение внутренней, ненаблюдаемой картины мира в психике человека на основании внешне наблюдаемого поведения (в том числе вербального). На пути к теоретическому и экспериментальному решению этой задачи автор указанной статьи основную трудность усматривает в нерешенности вопроса о соотношении психики и деятельности мозга [2; 105]. Н.И. Чуприкова отмечает, что современная нейронаука внесла большой вклад в преодоление существующего здесь дуализма. Однако остаются трудности на пути создания единого языка для описания явлений психики, который сложился в психологии, и языка описания процессов деятельности мозга. Излагая историю споров относительно соотношения психики и работы мозга, Н.И. Чуприкова считает, что сегодня эти противоречия уже во многом преодолены, что позволяет уточнить определение психологии как самостоятельной науки и наметить пути сближения ее языка и языка нейронауки, интегрировавшей комплекс наук, которые заняты исследованием работы мозга. Возможность такого сближения основана на том, что и психология, и нейронаука изучают отражательную функцию мозга. С этой точки зрения, каждому объекту и каждой ситуации отвечает своя специфическая конфигурация активированных и заторможенных нейронов, определяющая внутренний образ объекта и ситуации. Конкретная реализация такого преобразования внешней среды во внутренний образ происходит при участии нейронов-детекторов, выделяющих отдельные свойства среды, и гностических единиц, представляющих сложные их гештальты.

Второе положение статьи Н.И. Чуприковой состоит в том, что отдельным нейронам, имеющим общие электрические процессы, присущи, однако, различные нейрохимические механизмы.

Казалось бы, нейронная активность однозначно определяет психическое содержание. Однако в действительности не все нейроны и не все нейроны коры мозга связаны с психическими образами. С нашей точки зрения, следует выделить особый класс нейронов сознания [1]. Разные нейроны сознания представляют разные психические процессы. Н.И. Чуприкова формулирует это следующим образом: «К процессам психическим, согласно определению, должны быть отнесены только нервные процессы одного определенного класса, состоящие в построении информационных моделей мира и внутренних состояний самого живого существа...» [2; 112]. Таким образом психология и нейронауки «сходятся» в области изучения таких «нагруженных» психическим содержанием нервных процессов.

Говоря о нейронах сознания как специфическом классе нервных клеток, можно привести в качестве примера синдром прозопагнозии, возникающий в результате локального поражения зрительной ассоциативной коры и связанный с невозможностью идентификации лица хорошо знакомого человека. При нарушении идентификации знакомого лица сохраняется возможность опознания его эмоционального выражения. Такое избирательное нарушение идентификации лица связано с различием нейронов идентификации лица и нейронов опознания эмоциональных выражений [3]. Другим примером нейронов сознания служат нейроны зоны V4, связанные с восприятием цвета. Поражение или функциональное выключение этой локальной области ведет к ахроматопсии — невозможности восприятия цвета, хотя черно-белое восприятие форм предметов не страдает [5].

Представление о нейронах сознания ставит перед нейронаукой задачу выяснения их специфических нейрохимических механизмов. Можно предположить, что они определяются экспрессией специфических генов (термин из области генетики, обозначающий включение определенного подмножества генов из всего набора генов, которые составляют геном).

В настоящее время развивается новый подход к внутринейронным механизмам сознания, основанный на гипотезе относительно роли цитоскелета (прежде всего микротрубочек нейронов) в генерации когерентных оптических излучений [4].

Перед психологией как наукой о протекании психических процессов концепция нейронов сознания открывает новые перспективы. Особый интерес представляет функциональная магнито-резонансная томография, а также расчет локализации эквивалентных диполей по данным ЭЭГ и магнитоэнцефалографии (МЭГ).

Конкретной задачей является установление связи локусов мозговой активности с протеканием психических процессов: попытка обнаружить те признаки, которые отличают активность нейронов сознания от активности нейронов, не связанных с сознанием. Эта задача формулируется и в статье Н.И. Чуприковой.

Новые возможности получает нейропсихология при интерпретации разных форм нарушений психических функций.

Лауреат Нобелевской премии Э. Кэндел, обосновывая новую концептуальную базу психиатрии, обращается к достижениям нейронауки и молекулярной биологии [3]. Суть дела, по Э. Кэнделу, состоит в том, что все психические процессы суть биологические, поэтому любые их изменения обязательно являются органическими, и даже психические процессы, считающиеся наиболее жестко детерминированными социальными факторами, должны иметь биологический компонент. Об этом пишет и Н.И. Чуприкова. Э. Кэндел подчеркивает, что открываются также новые перспективы объяснения таких сложных явлений, как психотерапия. Психотерапия потому может изменять поведение, что она вызывает стойкие изменения мозговой деятельности, а ключом здесь служит открытие влияния активности нейронов на направленную экспрессию генов как механизма влияния факторов среды на организм.

С другой стороны, сама психиатрия ставит вопросы, на которые должна ответить биология. Это относится и к психологии. Чтобы изучать психические функции, писал Э. Кэндел, биологи очень нуждаются в специальном руководстве со стороны психиатров и специалистов-психологов. Именно в этом плане те и другие как руководители и консультанты могут сделать ценный вклад в науку о мозге. Действительно, выдвигая в качестве предмета психологии восстановление невидимой картины психического мира человека по его поведенческим проявлениям, Н.И. Чуприкова намечает задачи и перспективы дальнейшего углубленного изучения этих проявлений с помощью изощренных методов на уровне материальных процессов мозга.

 

1. Соколов Е.Н. Восприятие и условный рефлекс: новый взгляд. М.: УМК «Психология», 2003.

2. Чуприкова Н.И. Психика и предмет психологии в свете достижений современной нейронауки // Вопр. психол. 2004. № 2. С. 104– 118.

3. Kandel E.R. A new intellectual framework for psychiatry // Am. J. Psychiatry. 1998. V. 55. P. 457–469.

4. Penrose R. Shadows of the mind. Oxford: Oxford Univ. Press, 1994.

5. Tootell R.B.H. et al. Search for color centers in macaque visual cortex // Cerebral Cortex. 2004. V. 14. P. 353–363.

 

Поступила в редакцию 16.VI 2004 г.